Регистрация    Войти
Авторизация
» » » » СПИД – чума века или cамый большой миф?

СПИД – чума века или cамый большой миф?

Категория: Позиция » Cтатьи » Здоровье

СПИД – чума века или cамый большой миф?Традиционно первая суббота декабря стала Всеукраинским днем борьбы со СПИДом. Сегодня об этой проблеме говорят открыто, информируют, предостерегают, даже запугивают. Но вот что интересно. По прошествии 30 лет со дня признания новой болезни начинает шириться инакомыслие, будто СПИД – не чума, а cамый большой миф XXI века. Скептиков даже не смущает тот факт, что, по данным ООН, с 1981 года во всем мире от СПИДа умерло свыше 30 миллионов человек, приблизительно столько же сейчас ВИЧ-инфицированы. А в Украине за годы независимости СПИД унес жизни 21 тысячи молодых людей. Так почему же все больше людей не боятся ВИЧ (вирус иммунодефицита человека) и не верят официальной статистике?

 

 

Интересная тенденция наметилась и в нашем обществе. В начале 90-х годов впервые заговорили о СПИДе как о серьезном заболевании, исход которого один – смерть. Тогда то и началась массовая истерия. Люди боялись ходить к стоматологу, парикмахерам, посещать «общепит», а если выяснялось, что сосед по лестничной клетке ВИЧ-инфицирован, его обходили десятой дорогой. На человека «вешалось» оскорбительное клеймо «спидозника» и тот вынужден был менять работу и место жительства. Сегодняшняя информационная кампания приобрела другой характер. Нас предостерегают, но не запугивают. Нас убеждают, что ВИЧ – это не приговор и, если принимать лекарства, можно прожить долгую полноценную жизнь и даже обзавестись здоровым потомством. Возникает закономерный вопрос: так ли опасен вирус иммунодефицита человека и правы ли скептики, считающие, что СПИД – всего лишь очередная мистификация наравне с грядущим апокалипсисом. Подискутировать со скептиками и ответить на вопросы обывателей согласился главный врач коммунального учреждения «Запорожский областной центр по профилактике и борьбе со СПИДом» Запорожского областного совета Виталий Казека.

 

– Скептики уверены, что проблема пандемии СПИДа надумана, а людей запугивают статистикой, дабы те пользовались средствами защиты и приносили миллиардные доходы фармацевтическим компаниям.


Говорить так могут только дилетанты и люди очень далекие от медицины. Для того чтобы оценить серьезность этого заболевания достаточно пройтись по палатам нашего центра и посмотреть на молодых людей, которые весят 40кг, у них постоянная температура под 40 градусов и при этом тяжелые инфекционные заболевания. И вы говорите, что проблемы СПИДа нет?

 

– Говорят, что вирус иммунодефицита человека – это всего лишь пробой в иммунной системе. Нечто подобное случается при гриппе. В организме вырабатываются антитела, а с ними человек может спокойно жить и прекрасно себя чувствовать.


Вирус настолько изменчив, что вырабатываемые антитела не успевают подстраиваться под эту изменчивость. ВИЧ – один из немногих вирусов, поражающий именно клетки иммунитета. При гриппе поражаются другие клетки, и рекламируемые противовирусные препараты не укрепляют иммунитет, а действуют на возбудителя.

 

– Если, как считают некоторые, вирус иммунодефицита человека не передается от матери к ребенку (как внутриутробно, так и при родах), то статус «ВИЧ-позитивный ребенок» – не более чем клеймо, полученное от матери.


Тогда почему «позитивным» женщинам делают кесарево сечение и запрещают кормить грудью? Беременную женщину всегда обследуют на ВИЧ. И если вирус обнаружен и женщина не принимает лекарства, то риск родить ВИЧ-позитивного ребенка около 40%, если же при положительном статусе беременная лечится, то риск родить больного ребенка гораздо ниже – в нашем регионе он составляет всего 2%.

 

– ВИЧ-позитивный человек часто оказывается за бортом жизни. Ему сложно устроиться на работу, существует опасность предвзятого отношения со стороны руководства и коллег. Может ли человек, который лечится от ВИЧ, утаить такую информацию?


Никаких ограничений для таких людей нет, а работодатель не вправе просить исследование на ВИЧ-инфекцию. В нашей стране исследование крови на ВИЧ – добровольное, конфиденциальное и абсолютно бесплатное желание гражданина. Утечка информации о статусе пациентов нашего центра невозможна. Даже родственники не знают об особом статусе члена их семьи, если пациент старше 18 лет.

 

– Почему сейчас нас настраивают на то, что со статусом ВИЧ можно полноценно жить? Насколько это соответствует действительности?


СПИД в Украине можно разделить на два этапа: до 2005 года и после него. В 2005 году стартовала государственная программа антиретровирусной терапии. Эта терапия перевела ВИЧ-инфекцию из категории абсолютно смертельного заболевания в категорию хронических инфекционных заболеваний, при которых можно жить до глубокой старости. Это не исключает опасности человека для окружающих, но лекарства сдерживают развитие вируса в его организме. Сегодня в Запорожской области на антиретровирусной терапии находятся более 1000 человек, из них 52 ребенка. Таким пациентам нет необходимости находиться в медицинском учреждении, они получают бесплатные медикаменты амбулаторно. Так можно дожить до глубокой старости.

 

– Чем вызвано предвзятое отношение врачей? Почему они боятся больше нашего? Вы не думаете, что все это последствия запугивания и искусственно созданной иллюзии страха перед этим заболеванием?


К сожалению, это – правда, и дискриминация как в обществе, так и со стороны медицинских работников существует. Версия о том, что нас изначально информировали субъективно и односторонне, вполне допустима. Но вспомните, что мы получали информацию о СПИДе в конце 90-х – начале 2000-х годов, когда не существовало антиретровирусной терапии, и это было абсолютно смертельное заболевание. Это был приговор. Увы, общество живет теми догмами, в том числе и медики. Люди старшего возраста панически боятся СПИДа. Это действительно страшное, но не смертельное заболевание. В то же время, общаясь с молодыми людьми, я вижу, насколько они недооценивают ВИЧ-инфекцию. Считают, что нет необходимости предохранения при случайных половых контактах, мол, есть антиретровирусная терапия, буду жить как все. В отношении молодых людей нужно не запугивать, но и не вырабатывать у них легкомысленного отношения к СПИДу.

 

Сегодня в Запорожской области 3226 человек инфицированы. Но эту цифру нужно умножить минимум вдвое–втрое, и получим реальное количество инфицированных в регионе. В том-то и коварство ВИЧ-инфекции. Люди годами носят в себе вирус, даже не догадываясь об этом. И через 6–8 лет обращаются уже на стадии СПИДа, когда ничем не можем помочь, и пациент умирает в муках.

 

– Нам всем стоит бояться?


Нет, если вы не относитесь к группе риска. Речь идет о потребителях инъекционных наркотиков, женщинах секс-бизнеса и мужчинах-гомосексуалистах. В Украине существует и четвертая группа риска – заключенные. Это настолько закрытая группа, что контролировать ее практически невозможно. В нее входят мужчины с бисексуальной природой: у них есть жены и дети, но они допускают однополые половые контакты. И таких мужчин даже больше, чем проституток. По нашим данным, в Запорожской области 2500 женщин задействованы в секс-индустрии, а гомосексуалистов – 5600. Если мы говорим о половом пути передаче, то гетеросексуальный несет в разы меньше риска, чем гомосексуальный.

– В молодежной среде распространялись истории, что в ночных клубах и кинотеатрах инфицированные оставляли шприцы или намеренно кололи отдыхающих. Насколько реально заражение с медицинской точки зрения?


Это, скорее, байки. У нас в области случаев заражения таким способом не было. Если произошла инъекция, нужно понять, как давно использовался шприц. Если он год провалялся на улице, то это к хирургу – прививаться от столбняка. Если «свежий», в нашем центре выдадут препараты для постконтактной терапии. Риск заражения будет сведен к минимуму.

 

Независимо от того, чьи аргументы покажутся вам убедительнее, констатировать проблему нужно. И это даже не проблема пандемии, смертности, ложной (или правдивой) статистики. Это проблема в головах, в сердцах, в воспитании, в семье, в ментальности, наконец. Для начала нужно побороть врага в виде аморального поведения, бедности, культурно-духовной деградации, и, может быть, нам не придется вступать в бой за жизни с невидимым врагом.

 

 

 

Маргарита СОКОЛОВА