Регистрация    Войти
Авторизация
» » » » «Благими намерениями…»

«Благими намерениями…»

Категория: Позиция » Cтатьи » Здоровье

«Благими намерениями…»Решив спасти одних украинцев, Минздрав рискует убить других. Ситуация с пересадкой органов в Украине может революционно измениться. Минздрав инициирует обсуждение изменений закона о трансплантологии. Если его примут, для отказа от пересадки своих органов человек должен будет при жизни написать письменное заявление об этом. В ином случае его органы могут забрать для пересадки другим людям без согласия родственников. Сейчас, согласно закону о трансплантологии, разрешение родных на трансплантацию не требуется только, если человек сам написал письменное согласие или отказ. В случае его смерти разрешение может дать супруг/супруга или близкие родственники. Если у человека нет законных представителей, пересадка органов запрещена.

 

 

В большинстве западных стран действует именно презумпция согласия (а в США согласие или несогласие на донорство указано в водительских правах). Недавно норму закрепили также в России и Беларуси. В нашей же стране врачи в большинстве случаев получают отказ от родственников. По данным МОЗ, в Украине есть семь трансплантационных центров с современным оборудованием, однако у них нет органов для пересадки.

 

В Беларуси, надо отметить, гражданам бесплатно делают пересадку органов. В Научно-практическом центре трансплантации органов и тканей их также бесплатно обследуют. Деньги же в основном центр получает за счет иностранцев. Белорусские врачи поясняют, что развитие трансплантологии у них произошло именно благодаря разрешению трупного донорства. Там делают в десятки раз больше пересадок, чем в Украине.

 

У нас же, прежде чем принимать закон, нужно вести среди населения пропаганду добровольного пожертвования собственных органов после смерти с одновременным проведением мер против ликвидации черного рынка – такие действия, возможно, будут иметь шанс сделать «благие» намерения действительно «благими». Они дадут людям, нуждающимся в трансплантации, шанс на жизнь, а всем остальным украинцам – гарантию, что после удаления аппендицита их печень вдруг не отправится в какую-то подпольную операционную.

 

ЗА


В конце ноября нынешнего года у семнадцати тысяч украинцев появилась надежда выжить: семнадцать тысяч людей с замиранием сердца ожидали информации о том, жить им или умереть. Семнадцать тысяч – именно такое количество людей в нашей стране ежегодно нуждается в операции по трансплантации органов.

И вот, наконец, у них появился шанс – Министерство здравоохранения направило в Верховную Раду законопроект в один момент ставший резонансным, согласно которому каждый украинец потенциально может стать донором органов после смерти – если только он юридически не оформит отказ. Но Верховная Рада выступила против такой инициативы и отправила проект закона «на доработку». Справедливо ли?

 

По данным Ассоциации трансплантологов Украины, ежегодно в стране трансплантируется около 112 почек, при том что потребность составляет около двух тысяч пересадок. С печенью ситуация еще хуже – в Национальном институте хирургии и трансплантологии им. Шалимова выполняется всего 12–13 трансплантаций печени при потребности в приблизительно одной тысячи пересадок. Что касается сердца, то его трансплантаций в Украине – единицы. За последние десять лет было проведено лишь восемь пересадок. Вывод сделать нетрудно: большинство больных в лучшем случае живут всю жизнь на капельницах и лекарствах, а в худшем – не выживают. Они редко дожидаются так называемых «трупных» органов – при действующей в Украине системе, согласие на использование органов умершего человека должен написать или он сам при жизни, или его должны дать родственники после его смерти. А они, в свою очередь, редко соглашаются на изъятие органов близкого человека, который умер. Люди боятся всеобщего осуждения. Потому, что скажут – «мать продала своего мертвого сына на органы» – как-то заявил Руслан Салютин, директор Координационного центра трансплантации органов, тканей и клеток.

 

Как считает главный трансплантолог Минздрава Украины Александр Никоненко, действующий закон о трансплантации устарел по многим пунктам.

 

«В Минздраве создана рабочая группа, которая готовит проект изменения закона о трансплантологии. Основное положение – изменение презумпции несогласия на презумпцию согласия. После принятия закона в 1999 году трупная трансплантология в Украине остановилась. Мы лишили тысячи людей возможности проведения операции по спасению их жизни», – говорит главный трансплантолог страны.

 

«В Беларуси, как только поменяли закон, ситуация сразу изменилась», – поясняет Никоненко. По его словам, если новый закон будет принят, то несогласный на пересадку человек должен будет просто подать заявление в соответствующие органы. «Если он его не подаст, мы считаем, что он был согласен», – отмечает он. По словам Никоненко, родственники умершего чаще всего не имеют своего мнения по этому вопросу, и вопрос о пересадке чаще просто вызывает у них возмущение. «Мы лишили умершего человека права на волеизъявление. Родственник высказывает мнение человека за него», – отмечает трансплантолог.

 

При этом Никоненко подчеркивает, что риска «развития» черного рынка органов в Украине нет, так как у нас нет самого черного рынка. «Его никогда не было и не будет. Даже если у нас есть орган, мы чаще всего не знаем, кому он подойдет. После принятия закона полностью изменится ситуация. Каждый из нас является либо потенциальным реципиентом, либо потенциальным донором. Органы точно не заберут у человека, который еще живой. В процессе оказания помощи участвуют несколько врачей, и только после установления смерти мозга решается – становится человек донором или нет», – подчеркивает Александр Никоненко.

 

В комитете по вопросам здравоохранения парламента также считают вопрос крайне актуальным. «Однозначно, эта тема актуальна. Тут думать и находить законодательную поддержку нужно. Трансплантология – тема щепетильная и тонкая. Тут нужно серьезно поработать, – говорит Виктор Корж, замглавы комитета здравоохранения. – Думаю, что закон заслуживает рассмотрения, но его поддержка в парламенте зависит от качества документа, учета мирового опыта. Тема же социально значимая».

 

ПРОТИВ


Украинцы встретили новый законопроект настороженно-негативно. И их можно понять – слишком резонансны скандалы, где фигурируют украинские черные трансплантологи. Наши здоровые сограждане просто боятся быть зарезанными на операционном столе. И, нужно сказать, справедливо.

 

То, что в Украине существует черный рынок органов – знают все. Чтобы убедиться в этом, далеко ходить не нужно – интернет-пространство просто кишит объявлениями типа «продам почку. Цена – 7 тысяч евро. Возможен торг». И даже сами авторы законопроекта признают, что закон теоретически может дать зеленый свет нелегальным пересадкам. Но уверяют, что «Госслужба по трансплантации сможет создать строгую систему контроля и предотвратит развитие в Украине черного рынка органов». Только есть одно «но». Предотвращать уже поздно. А при этом законе, без должного механизма регулирования, человека, который попал, например, в аварию и нуждается в операции, могут убить прямо на операционном столе. Вдруг есть «заказ» на сердце, а именно его орган идеально подходит «заказчику»?

 

В мире существуют два подхода к трансплантологии: презумпция согласия и презумпция несогласия. Сейчас в Украине действует система второго варианта: без официально оформленного согласия на трансплантацию органов в случае собственной смерти или согласия родственников непосредственно после смерти никакие подобные манипуляции с телом умершего провести нельзя.

 

Но, к сожалению, предубеждения украинцев (которые подкрепляются информацией о черном рынке органов) слишком сильны. Да и верующих людей, согласно данным международной компании Gallup International, у нас в стране 71%, а церковь – особенно православная – негативно реагирует на такую практику посмертной трансплантации. «Нужно проявлять уважение к чести и достоинству личности даже после ее смерти», – так сказал архиепископ Евстратий, глава информационного управления УПЦ.

 

Минздрав предлагает ввести презумпцию согласия – чтобы все граждане, по умолчанию, являлись донорами, если только не напишут при жизни отказ. Однако для этого необходимо проводить масштабную информационную кампанию, в процессе которой украинцам будет разъяснена возможность отказа от донорства. Станет ли министерство дополнительно информировать население? Вряд ли. Скорее процесс напомнит ситуацию с введением «единого номера спасения». К тому же, просто принять закон, предполагающий презумпцию согласия, – мало. Ему гораздо больше, чем другим законам (ведь тут речь идет о жизни людей) необходим качественный механизм внедрения.

 

На сегодняшний день ситуация, можно сказать, патовая. И о справедливости отказа Верховной Рады принять законопроект говорить вообще нецелесообразно. Украинцы, при существующей системе презумпции несогласия, не будут добровольно жертвовать собой даже после смерти, а заставлять их делать это, по сути, насильно, учитывая криминальные реалии нашей страны, – опасно. Кстати, в 64% государств мира, среди которых Германия, Великобритания, Канада, действует как раз презумпция несогласия.

 

Видят опасность в новшестве и юристы. «Сама по себе презумпция согласия приведет к тому, что не информированный человек может попасть в ситуацию, что с ним сделают все, что хотят», – говорит медицинский адвокат Людмила Солоп. «Это, конечно, попытка решить вопрос с уровнем трансплантологии в стране. Но этот закон – колоссальное поле для всевозможных злоупотреблений. Классическое – это когда человек попадает в морг, и его тело тут же разбирают…Трансплантология – это ведь не только почки, печень – материалов масса. Это и сухожилия, мышцы, кожа…Презумпция согласия подразумевает использование каждого тела, если нет прямого заявления об обратном. Человек должен иметь при себе документ, который подтверждает его несогласие с донорством, но в нашей стране этого не практикуется, и в случае смерти его автоматически разберут на органы», – подчеркивает она.

 

С этим трудно не согласиться: может сложиться ситуация, когда родственники приедут забирать тело, а от него мало что останется. Ведь если врачи будут хоть как-то мотивированы, они будут разбирать всех. Это грозит не только процветанием черного рынка органов, но и тем, что будет некачественный продукт для трансплантологии, и даже предоставление инфицированных органов. А учитывая неспособность государства контролировать этот процесс, закон несет в себе большие риски именно для обычного украинца.