Регистрация    Войти
Авторизация
» » » » Почему украинцы не способны на самоуправление?

Почему украинцы не способны на самоуправление?

Категория: Позиция » Cтатьи » Политика

Почему украинцы не способны на самоуправление?Выборы мэра Киева, дата которых никак не может установиться в силу политических обстоятельств, стала одной из самых обсуждаемых тем прошлой недели. Парламент голосование предсказуемо провалил, теперь дело за Конституционным Судом. Оппозиция собирает по этому поводу митинги, скандируя, что Киеву нужно местное самоуправление. Но так ли это на самом деле? Возможно, сама по себе эта распространенная в цивилизованном мире форма управления для Украины неприемлема? 

 

Катавасия с киевскими выборами началась с того момента, когда неординарный и неоднозначный мэр столицы Черновецкий, более известный как Леня Космос, снял с себя полномочия и скрылся в неизвестном направлении. Власть фактически назначила на его место Александра Попова, а вопрос народного избрания градоначальника завис в воздухе.

 

 

Тему сразу же оседлала оппозиция, которая в условиях постоянного информационного голода хватается за любую соломинку, с помощью которой можно выгодно противопоставить себя власти. Оппозиционная версия такова. Киев уже 10 месяцев живет без легитимно избранного мэра, власть закручивает гайки, посягая на святой компонент демократии – местное самоуправление.

 

В принципе, все логично. Вот только давайте разберемся, что же в этом местном самоуправлении святого, и насколько вообще можно считать должность мэра ее проявлением. Термин «местное самоуправление» характеризует такой способ организации власти на местах, который позволяет территориальной общине самостоятельно реализовывать управленческие функции – без вмешательства центра. В идеале должно быть так – люди избрали, передали полномочия, если что не так – спросили, если не слушаются – убрали. Близко к этому обстоят дела в развитых европейских странах.

 

Что же имеем у нас? Де-юре должность мэра – прерогатива выбора горожан, которые комплектуют местные советы и в качестве их руководителя избирают мэра. Все, как по учебнику. Но на практике оказывается, что грозная должность градоначальника – это не более чем просто демократическая декорация, которой мы отличаем его от обычного чиновника. Открываем Закон Украины «О местном самоуправлении» и видим, что из всех двадцати полномочий городского головы самостоятельно реализовывать он может лишь процедурные. Все остальное – либо через центр, либо имея поддержку местного совета.

 

Как у нас комплектуется местный совет? Правильно, на партийной основе вместе с мажоритарщиками, которые тоже, как правило, имеют четкие партийные симпатии. В итоге, вроде бы народно избранный мэр вынужден согласовывать свою деятельность, а чаще всего – банально подчиняться воли действующей власти. Иначе не видать городу бюджета, субсидий и другой необходимой помощи. Механизмов давления на городского голову масса, и вряд ли зазевавшийся народ, который раз в несколько лет бросает в урну бюллетень, готов защищать своего избранника. Да и сам обладатель народного доверия только рад, что к нему приходят «решать» вопросы. Так избираемая должность превращается в разменную политическую монету. Народ же радуется, что «мы типа европейцы».

 

Если взять столицу нашей Родины, то тут ситуация обстоит еще острее. Киев – город с особым статусом, и здесь влияние центральной власти гораздо сильнее, а дистанция от избирателей – гораздо больше. В многомиллионном городе фактически невозможно по любому поводу советоваться с избирателями, каждый раз прислушиваться к переменчивой «воли народа», неоднократно потакать сиюминутным капризам оппозиции. Реалии доказывают тот факт, что эксперименты в столице заканчиваются плачевно для самих киевлян, ибо несогласованность действий центральной власти и мэра всегда выходит боком. Вспомнить только, что творил демократический Черновецкий, которого киевляне дважды выбрали мэром. Первый раз на волне оранжевых событий, второй раз – благодаря гречке. Это демократия?

 

Именно поэтому назначенный сверху Попов выглядит не таким уж и плохим вариантом. А хотят ли киевляне другого? Давайте ответим честно. Три-пять тысяч человек, которых оппозиционеры вывели на митинг 2 апреля, вряд ли могут считаться выразителями воли всего города. Тем более не факт, что основные «забойщики» митинга не есть тайные функционеры на окладе в самой оппозиции. Хотя после снегопада, который оголил все объективные проблемы нашей коммунальной системы, волна недовольства должна была достичь максимума. Как оказалось, жители столицы куда консервативнее, чем этого ожидали оппозиционеры.

 

Вы скажете, это плохо, что горожане не отстаивают своих прав. Я с вами охотно соглашусь. Но другого народа у нас нет. Мы такие, какие мы есть, и далеко не все западные ценности, которые базируются на историческом опыте, подходят нашей многострадальной Родине. Здесь привыкли все делать из-под палки, здесь тысячелетие надеялись на царя-батюшку, на смену которому пришла компартия. У нас никогда не были в почете выскочки, стремившиеся что-то отстоять или кому-то что-то доказать. У нас инициатива всегда была наказуема. Мы всегда предпочитали западной предприимчивости славянский авось и коллективную ответственность. Мы – исторически коллективно-общинная страна.

 

На Западе же, напротив, развивали городскую культуру, которая и породила местное самоуправление. Все началось с Магдебургского права* – системы городского управления, которая позволяла каждому влиять на жизнь своего города. Украину эта система коснулась лишь слегка, когда в отдельных городах Западной Украине совсем короткий промежуток времени применялись эти принципы. Но победил царизм, задушивший все демократические инициативы на долгие века. (Хорошо для нас это или плохо – тема отдельного большого разговора) Европа же пошла дальше, формируя культуру гражданского участия, культуру протеста и умения отстаивать свои права. Со временем масштаб городов уже не позволял всем участвовать в управлении. Тогда на смену прямой демократии пришла представительская, согласно которой народ делегирует определенному классу людей управленческие функции, однако, по старой традиции, гоняет их как сидоровых коз, не допуская властного произвола. У нас же в роли «сидоровых коз» всегда был только народ, мы выбрали проверенный способ «кнута и пряника», избавившись от такого варварства как крепостничество лишь в 1861 году.

 

Именно поэтому сегодня европейцы выходят на улицы, если чем-то недовольны, а украинцы терпят и продолжают надеяться на государство, обсуждая – и осуждая! – его на кухнях. Поэтому Киеву, по большому счету, сегодня и начхать, что у них нет мэра. А способны ли мы вообще самостоятельно чем-то управлять? Ой, не уверен. Как вы думаете, сколько людей способно заботиться не только о своей шкуре, но и об общественном порядке, решать не только собственные, но и коллективные проблемы, не боясь при этом брать на себя персональную ответственность за результат? Над этим стоит задуматься. А много ли людей доверит решение собственного маленького вопроса «широкой общественности»? Не думаю. А почему? Потому что каждый не понаслышке знает, какой контингент людей живет в его подъезде/районе/городе. Мы куда охотней побежим жаловаться государственным органам. Это у нас в крови.

 

Действующая модель организации власти, где все сосредоточено в одних руках, не вызовет ни у одной политической силы желания делиться полномочиями с народом. Возгласы оппозиционеров в этом ключе выглядят откровенным лукавством. Никто никому ничего отдавать не собирается. А под видом народа всегда оказываются люди с вполне конкретными фамилиями.

 

Так что пора перестать шептать украинцам на ухо лицемерные комплименты. К самоуправлению его нужно готовить, шаг за шагом приближая к тем европейским стандартам, к которым мы стремимся. Пока мы не воспитаем первое поколение граждан, а не плебса, под местным самоуправлением будут продолжать маскировать обыкновенный произвол чиновников.

 

Справка


*Магдебу́ргское пра́во – одна из наиболее известных систем городского права, сложившаяся в XIII веке в городе Магдебург как феодальное городское право, согласно которому экономическая деятельность, имущественные права, общественно-политическая жизнь и сословное состояние горожан регулировались собственной системой юридических норм, что соответствовало роли городов как центров производства и денежно-товарного обмена.

 

Виталий ФИЛИППОВСКИЙ, политический аналитик 

 

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
Написать комментарий
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Введите код: