Регистрация    Войти
Авторизация
» » » » Экстремальная реакция

Экстремальная реакция

Категория: Позиция » Cтатьи » Политика

Экстремальная реакцияПолитические эксперты буквально с первых дней «евромайдана» стали проводить параллели между ним и событиями 2004 года, получивших название «оранжевая революция». Сейчас, спустя два месяца после начала народного бунта, становится очевидным, что девять лет назад в Украине была всего лишь мирная акция протеста, а настоящая революция происходит сегодня – с большинством присущих ей элементов. 

 

Безусловно, в какой-то мере власть сама виновата в том, что развязала руки митингующим и позволила оппозиционно настроенной толпе прибегать к радикальным действиям. Причем мнения специалистов расходятся: кто-то считает, что президент Украины Виктор Янукович дал слабину, своевременно не применив силу в отношении участников «евромайдана», другие же, наоборот, считают правильным, что глава государства не допустил массового кровопролития и не оставляет попыток выйти на контакт с оппозицией для мирного урегулирования конфликта.

 

Так или иначе, но «разгул демократии» в обществе достиг своего апогея, и периодически складывается впечатление, что протестующие взяли под контроль ситуацию в стране и диктуют власти свою волю, не гнушаясь экстремистскими методами.

 

Во-первых, остановимся на захвате административных зданий и органов государственной власти. Блокирование работы этих учреждений, по сути, уже является проявлением экстремизма, и реакция на него правоохранительных органов вроде бы должна быть однозначной. Тем не менее, в столице митингующие спокойно захватывают министерства, в почти половине регионов Украины оппозиция заняла облгосадминистрации. И – никакого адекватного ответа со стороны власти и милиции. Хотя министр МВД Виталий Захарченко 25 января заявил, что люди, которые останутся в захваченных помещениях, будут восприниматься как экстремисты, и правоохранители имеют полное право применить к ним силу. Прошло уже несколько дней, и где результат? Или министр просто сделал «предупредительный выстрел в воздух», рассчитывая запугать манифестантов? Тогда следует признать, что затея полностью провалилась.

 

Второй момент: использование «протестантами» средств ведения революционной деятельности, представляющих прямую угрозу здоровью и жизни людей. Например, бутылок с зажигательной смесью, сделанных по принципу легендарного «коктейля Молотова». Штука достаточно простая в изготовлении, и потому получившая на «евромайдане» широкое распространение. Лично мне было очень неприятно наблюдать, как «Беркут» зверски избивал митингующих, но не менее страшно видеть охваченных пламенем бойцов спецподразделения после огненной атаки. Понятно, что ни к чему хорошему эта взаимная бойня не привела бы, но власть до определенного момента, казалось, не вмешивалась в ситуацию, пустив ее на самотек. Согласитесь, такая позиция выглядела очень странно, и всем нам повезло, что стороны договорились о перемирии (вот только, сколько оно еще продлится?).

 

Кстати, очень любопытно, как можно объяснить бездействие спецслужб, которые должны были пресекать акты экстремизма на «евромайдане». Разве не прямая обязанность той же СБУ контролировать все от и до, не допуская распространения оружия среди протестующих и тем более его применения? Получается, прошляпила наша доблестная разведка все на свете. Нет, конечно, были сообщения о том, что органы накрыли партию оружия, якобы предназначавшуюся для участников акций протеста. Но кто поручится, что таким образом правоохранители просто не хотят создать видимость того, что стоят на страже интересов страны и безопасности ее граждан? Кому ж охота по шапке получать: время-то практически военное...

 

Вместе с тем, власть уверена (или старается убедить саму себя?) в том, что украинцы – народ, в общем, не склонный к экстремизму. Как заявил премьер-министр Николай Азаров, у нас к нему высокий иммунитет, а у руководства страны хватит сил для борьбы с этим явлением. «Экстремисты все-таки не слишком распространены в Украине, но против них должно быть настроено подавляющее большинство людей. Экстремизм и радикализм – путь в никуда. Это путь в разруху, из которой мы с таким громадным трудом вырвались», – сказал глава правительства. Однако не лишним будет отметить, что тот экстремизм, о котором говорил Николай Янович, возник в ответ на действия бойцов «Беркута», а сами они без команды власти не могли пойти на штурм митингующих. То есть, собственно, она и спровоцировала конфликт, погасить его оказалась не в состоянии, и теперь пожинает плоды своей недальновидности и самонадеянности.

 

И еще: а не задумывались вы над тем, что будет, если власть и оппозиция снова не найдут общего языка по некоторым вопросам в ходе переговоров? К каким тогда мерам прибегнут правоохранители, какой будет реакция протестной массы? Нервы ни у кого не железные, а поводов для мести – хоть отбавляй. Действительно, трудно упрекнуть наше общество в том, что оно является рассадником экстремизма, но если к этому его подталкивают обстоятельства, тут уже не до сантиментов, а призывы к толерантности выглядят, по меньшей мере, смехотворно.

 

То есть, по сути, сегодня Украина находится в шаге от опасной черты, и один-единственный не выверенный шаг может повлечь за собой непоправимые последствия. Поэтому в интересах и власти, и оппозиции не допустить очередного накала страстей в столице, не забывая при этом и о восставших регионах. Достичь этого можно только путем публичных переговоров, не закрываясь от народа за дверьми высоких кабинетов, потому что «закулисье» не без оснований вызывает приступ недоверия. Но даже полная открытость процесса не гарантирует того, что в конечном итоге люди останутся довольны результатом. А это, в свою очередь, чревато новым обострением уличного противостояния, при котором прежний «экстремизм» покажется детским лепетом.

 

 

 

Максим КОРОБЕЦ