Регистрация    Войти
Авторизация
» » » » Шифр «Троицы» Андрея Рублева

Шифр «Троицы» Андрея Рублева

Категория: Позиция » Cтатьи » Культура
Шифр «Троицы» Андрея РублеваИмпровизация – дело рискованное: могут и в ереси обвинить. Однако «Троица» – яркий пример нарушения церковных канонов. Вместо традиционной многофигурной сцены трапезы в доме Авраама, Андрей Рублев изобразил беседу трех ангелов о том, как спасти мир. Теперь икона считается шедевром, а ее автор причислен к лику святых.
 

В Ветхом Завете есть рассказ о том, как праотец Авраам принимал у себя Господа. В полуденный зной девяностодевятилетний Авраам сидел возле своего шатра под зеленью Мамврийской дубравы. Вдруг он увидел трех путников, в которых быстро узнал Всевышнего и двух ангелов. Хозяин пригласил странников отдохнуть и подкрепиться. Слуги омыли гостям ноги, а жена Авраама Сарра напекла хлеба. Сам же хозяин дома выбрал лучшего теленка и велел заколоть его. За трапезой Господь предсказал Аврааму, что через год у того родится сын, от которого пойдет народ иудейский.

 

В христианстве этот сюжет, получивший название «Гостеприимство Авраама», был трактован несколько иначе: к Аврааму явился не единый Господь Яхве (иудаизм не знает троичного божества) в сопровождении двоих спутников, а вся Святая Троица: Бог-Отец, Бог-Сын и Бог-Дух Святой, в образе ангелов. Поэтому трапезу в доме Авраама христиане называют также «Ветхозаветной Троицей».

 

В начале XV века к теме обратился и Андрей Рублев: его попросили написать образ для Троицкого собора Троице-Сергиевого монастыря (в настоящий момент икона хранится в Третьяковской галерее). Однако из-под кисти вышло нечто особенное. Рублев отказался от изображения бытовых деталей и сосредоточился на фигурах ангелов, олицетворяющих три божественных лика. Художник изобразил их беседующими: мир погряз во зле, кого мы пошлем на страдания, чтобы искупить грехи человеческие? Этот вопрос центральный ангел (Бог-Отец) задает левому ангелу (Святому Духу). «Я пойду», – отвечает правый ангел, Христос. Так на наших глазах разворачивается сцена благословения на искупительную жертву ради людей. Так Рублев хотел раскрыть вечный закон мироздания – жертвенность божественной любви.

 

Под фото

 

1. Чаша. Это центр композиции – символ страданий Христа, на которые он пойдет ради искупления грехов человечества (в чашу будет собрана кровь распятого Иисуса). Контуры фигур боковых ангелов также образуют очертания чаши.

 

2. Голова тельца. Символ жертвенности Бога-Сына.

 

3. Бог-Отец. Наклонив голову в сторону левого ангела, Святого Духа, он как бы задает вопрос, который слышал в своем откровении пророк Исайя: «Кого мне послать? И кто пойдет для нас на искупительную жертву?». Одновременно он подносит к чаше два перста, сложенных в знаке благословения.

 

4. Лазурные одежды. Символ неземной сущности Бога-Отца (как и остальных лиц Троицы).

 

5. Скипетр. Символ власти (он есть у всех сидящих за столом).

 

6. Дерево. В традиционной иконографии это был Мамврийский дуб, под которым отдыхал Авраам. У Рублева дуб превращается в древо жизни, которое Бог посадил в Эдеме.

 

7. Святой Дух. В ответ на вопрос Бога-Отца Святой Дух устремляет взгляд и поднимает правую руку в сторону ангела, сидящего напротив, то есть в сторону Христа. Это одновременно и жест благословения, и жест повеления. Он хочет, чтобы Бог-Сын шел путем страданий, и одновременно благословляет этот путь.

 

8. Алые одежды. Аллюзия на библейский сюжет, когда Святой Дух в виде языков пламени снизошел на апостолов.

 

9. Здание. Символизирует христианскую церковь, именуемую домом Святого Духа.

 

10. Бог-Сын. Его смиренно опущенная голова и взор, направленный на жертвенную чашу, свидетельствуют о готовности исполнить порученную миссию. Правая рука Христа уже приподнята для того, чтобы взять чашу страданий.

 

11. Зеленый гиматий. Накидка поверх хитона – символ земного мира, куда сойдет Христос. Сочетание лазурного и зеленого в одеждах символизирует его двойственную природу: божественную и человеческую.

 

12. Зеленый гиматий  Символ искупления падшего мира, прообраз Голгофы, на которую суждено взойти Иисусу.

 

Павел СИНИЧКИН