Регистрация    Войти
Авторизация
» » » » Закон что дышло

Закон что дышло

Категория: Позиция » Cтатьи » Общество
Закон что дышло

За последние 25 лет в правоохранительные органы Украины поступило около 70 млн заявлений о совершении преступлений, где потерпевших от них – не менее 12 млн чел. Убытков нанесено более чем на 100 млрд грн. Вместе с тем было выявлено около 6 млн чел., совершивших преступления, и осуждено 4 млн из них. Исходя из статистических данных о количестве взрослого населения Украины и о том, что треть осужденных – рецидивисты, можно приблизительно подсчитать: один из двадцати жителей Украины когда-либо привлекался к уголовной ответственности, а один из каждых тридцати – был осужден.

 

 

По действующему Уголовному кодексу (УК) гипотетически применить суровое ограничение прав можно к каждому из нас. Но при этом практически никто точно не знает, является ли то или иное совершенное действие преступлением и какое наказание за него будет назначено.

 

 

Положения УК не являются четкими и понятными для всех. Предписания закона должны определять уголовно наказуемое действие в четких и ясных выражениях и не подлежат расширенному толкованию. Изучая другие УК, можно убедиться: такого как у нас, нет нигде в мире – ни в Швеции, ни в Канаде, ни в Японии.

 

 

Наш кодекс изобилует малопонятными терминами, которые в законе не разъяснены, и каждый прокурор или судья могут толковать их по-своему: «тяжелые последствия», «значительный вред», «заведомо», «общеопасный», «присвоение», «злостное уклонение», «вопреки интересам службы», «пытки», «халатность», «сопротивление», «искреннее раскаяние», «боевая обстановка»… Никто не знает, чем отличаются употребленные в УК понятия «грабеж» и «разграбление»; «разбой» и «разбой с целью похищения»; «издевательство» и «глумление»; «психическое насилие» и «запугивание»... Наверное, назрела необходимость создать в УК «словарь» с точным разъяснением всех необходимых терминов.

 

 

УК также перегружен лишними статьями, что создает непреодолимые трудности при квалификации преступлений. По состоянию на 1 января 2015 г. УК содержит 487 статей, в том числе его Особая часть, где перечислены все возможные преступления, – 366 статей. Большинство последних состоят из двух или трех, часто – четырех, а в нескольких случаях – пяти частей, т.е. можно говорить о более тысячи (!) видов преступлений. Еще около 200 составов содержит Особая часть Кодекса о правонарушениях, лицемерно именуя их административными. Это насилие в семье, мелкая кража, мелкое хулиганство и т.п.

 

 

Современный законодатель, как полудикарь времен «варварских правд», записывает в собрание законов каждое, хоть немного отличающееся от уже записанных, событие. Например, Салическая правда древних германцев содержала более 15 норм о похищении свиней – разного возраста, состояния и количества…

 

 

В УК содержатся даже составы преступлений, являющиеся, так сказать, незнакомыми между собой близнецами. Так, нарушение тайны переписки с использованием спецсредств негласного снятия информации (ч. 2 ст. 163) наказывается лишением свободы на срок от 3 до 7 лет, а незаконное использование этих самых средств, если это нарушило тайну переписки (ч. 3 ст. 359), – лишением свободы на срок от 7 до 10 лет. Кто знает, какую из этих статей пожелает избрать судья?

 

 

Неужели трудно определить в УК точные правила квалификации преступлений и обязать прокуроров и судей их соблюдать, а также изъять из его Особой части треть лишних статей?

 

 

Опасные преступления могут, согласно УК, быть наказаны более мягко, а преступления, не представляющие собой серьезной опасности ни для человека, ни для общества, – неоправданно сурово. Так, лишение жизни лица вследствие умышленных действий виновного, с учетом обстоятельств, может наказываться лишением свободы до двух лет (ст. 118, при превышении мер необходимой обороны) или до трех лет (ч. 1 ст. 120 – путем доведения до самоубийства). Тем временем кража козы из хлева наказывается лишением свободы от 3 до 6 лет (ч. 3 ст. 185), похищение 200 литров ацетона (ч. 3 ст. 312) – от 7 до 12 лет, а повреждение путем поджога автомобиля, принадлежащего судье (ст. 378) – от 6 до 15 лет.

 

 

В данном случае давно следует определить шкалу ценностей, начиная от наивысшей – жизни человека, и заставить законодателя учитывать их.

 

 

Вот, люди удивляются: как же так, изуродовал человека, он едва выжил, УК за это предусматривает от 7 до 10 лет лишения свободы, а суд «дал» пять лет и выпустил из-под стражи? А схема простая: сначала применяются правила ст. 69 УК о возможности назначения наказания низшего от самой низкой границы, установленной в санкции, и вместо семи назначаются пять лет лишения свободы, а потом – правила ст. 75 УК о возможности освобождения от наказания с испытанием.

 

 

Закон дает широкие возможности для закрытия производства, освобождения от уголовной ответственности и наказания. Следователи, прокуроры и суды эти возможности используют преимущественно с коррупционной целью. Когда объявляют, например, из-за т.н. отсутствия состава преступления. Часто за этими словами скрываются преступления, которые правоохранители – по собственному усмотрению – решили признать малозначимыми. Такими же (не преступными) следователи и прокуроры десятками тысяч признают не очень тяжкие телесные повреждения, не слишком продолжительное похищение человека или уничтожение не слишком ценного имущества. Во всех этих случаях права сотен тысяч пострадавших и гражданских истцов остались проигнорированными.

 

 

По последним данным, освобожденных от ответственности среди совершивших обычную кражу (ст. 185) – лишь 4,5%. А среди проворовавшихся с использованием служебного положения (ст. 191) – вчетверо больше – 17,7%.

 

 

Как ни удивительно, освобождены от наказания 50,4% чел., совершивших тяжкие преступления, и даже 18% чел., совершивших особо тяжкие. Если бы государство из всех виновных в преступлениях хотя бы взимало штраф в несколько тысяч гривен, у нас уже могли бы быть хорошие дороги.

 

 

Наконец, вспомним, что ежегодно тысячам осужденных заменяют не отбытую часть наказания более мягким, других освобождают от отбытия наказания, в том числе «в связи с тяжелой болезнью». При этом, с одной стороны, в колониях находятся более 4 тыс. смертельно больных (СПИДом, открытой формой туберкулеза и т.п., ежегодно умирает почти 1 тыс. нестарых людей), с другой – почти тысячу больных ежегодно освобождают, несмотря на то, что перечень тяжелых болезней законом не определен.

 

 

Пора отменить коррупционную возможность освобождения от уголовной ответственности в связи «с действенным раскаянием», «передачей на поруки» и «изменением обстановки». А взамен определить более четкие правила смягчения, освобождения от наказания и его отбытия и замены наказания более мягким.

 

 

Действие «отягощенного» УК – это эпицентр всех проблем в сфере уголовной юстиции, что не позволяет нам зарекаться от тюрьмы.

 

 

Пока вы читаете эти строки, в украинских СИЗО и под домашним арестом ожидают суда, милосердия и справедливости десятки тысяч обвиненных, а дома и в больницах – десятки тысяч пострадавших. Дождутся суда – все, милосердия – многие, справедливости – единицы.

 

 

Николай Завронюк

 

Источник: Позиция
Loading...
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
Написать комментарий
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Введите код: