Регистрация    Войти
Авторизация
» » » » Человек с добротой в глазах

Человек с добротой в глазах

Категория: Позиция » Cтатьи » Праздники
Человек с добротой в глазах

Серафим Михайлович родился в далеком 1907 году в семье крестьянина-бедняка в Волоконовском районе нынешней Белгородской области. Еще задолго до войны, в 1929 году, молодой человек решил связать свою жизнь с армией, пополнив ряды Советской Армии. Уже в те годы, в обществе профессия военного была главным показателем мужской доблести и мужества, а девиз «защищать родину» – не просто газетным штампом, а настоящим жизненным кредо. Военное дело настолько увлекло молодого солдата, что он решил не ограничиваться просто армейской службой и поступил в военное училище, которое впоследствии стало путевкой в Военную академию им. Фрунзе.

 

 

Война застала Серафима Михайловича под Тулой, именно оттуда и начала свой победоносный боевой путь 110-я Верхнеднепровская стрелковая дивизия восьмого Белорусского фронта – с конца 41-го и по апрель 45-го… Три с половиной года долгого контрнаступления, в ходе которого Серафим Дмитриенко уже в ранге полковника и командира гвардейского полка освобождал территорию современной Беларуси. Хотимск, Могилев, Червень и наконец Минск. 14 августа 1944 года дивизия Дмитриенко укрепилась в легендарной русской крепости Осовец и готовилась к массированному наступлению в сторону Кенигсберга. Спустя почти восемь месяцев произошло легендарное взятие «Королевской горы» Восточной Пруссии, носящей сегодня название Калининград. Это была одна из самых блестящих операций наших войск, вошедшая в историю под девизом «не числом, а уменьем». Неотъемлемой их частью в этой операции был и стрелковый полк Серафима Дмитриенко.

 

 

Там наш герой закончил войну, в которой получил три тяжелых ранения и одну контузию. За проявленный героизм в ходе взятия Кенигсберга Серафим Михайлович был назначен комендантом одного из районов, перешедшего под советскую юрисдикцию города. Как талантливого и ответственного руководителя, уже вскоре Дмитриенко перевели на аналогичную должность в оккупированный Берлин. Именно здесь Серафим Михайлович в полной мере раскрыл свой управленческий талант и вошел в историю как координатор строительства легендарного монумента Воину-освободителю в берлинском Трептов-парке. Это самый большой из подобных памятников за пределами бывшего СССР. Мемориал в Трептов-парке воздвигнут сразу после окончания Второй мировой войны, в 1947–1949 годах. Сюда перенесли останки воинов, временно захороненных на разных городских кладбищах. Место было выбрано советским командованием и закреплено в приказе №134. Для строительства использовали гранит из рейхсканцелярии Гитлера. В ходе строительства привлекли 60 немецких скульпторов и 200 каменотесов, а всего в возведении мемориала участвовали 1200 рабочих.

 

 

Серафим Михайлович очень трепетно относился к каждой детали, с немецкими политиками он приходил и смотрел на памятник в разное время суток, каждый новый штрих к монументу вызывал у него невероятные переживания. «Это же мои солдаты», – повторял он раз за разом. Этот мемориал, созданный при непосредственном участии нашего героя – настоящая мекка в эти праздничные дни для тысяч немцев и туристов, отдающих дань уважения советскому солдату.

 

 

В годы службы в военной комендатуре Серафим Михайлович работал бок о бок с такими видными политическими лидерами как, например, будущий председатель Госсовета ГДР Эрих Хонеккер, возглавлявший в то время Союз свободной немецкой молодежи. Коллеги рассказывали, что Дмитриенко и Хонеккера связывали теплые товарищеские отношения и взаимное профессиональное уважение.

 

 

В октябре 1956 года Приказом Министра Обороны СССР Серафим Дмитриенко был уволен из рядов Советской Армии по болезни. Именно тогда он вернулся на Родину, полностью отдав себя гражданской работе. Так судьба и свела героя войны со славным городом Запорожье, переживавшим тогда настоящий промышленный бум.

 

 

С 1957 года Серафим Михайлович возглавлял Литейно-Механический завод Запорожского Облместпрома. Бывшие коллеги говорят, Дмитриенко был принципиальным, но справедливым руководителем, у которого всегда была доброта в глазах. Боевой опыт помогал не только в организации дисциплины на предприятии, но и в выстраивании межчеловеческих отношений – для Серафима Михайловича работники были в первую очередь товарищами и только потом подчиненными. Именно такой подход и позволил молодому предприятию стать одним из самых быстро растущих заводов города того времени. Сегодня Литейно-Механический завод, которому многие годы жизни отдал Серафим Дмитриенко, стал частью производственных мощностей АО «МОТОР СИЧ», поэтому смело можно сказать, что современные запорожские моторостроители – во многом трудовые наследники этого прекрасного человека.

 

 

 

После выхода на пенсию Серафим Михайлович продолжал активно участвовать в общественной жизни города. Он делился воспоминаниями с историками, передавал управленческий опыт, рассказывал о строительстве мемориала в Трептов-парке. Больше 80 собственных предметов времен войны, являющихся сегодня музейными экспонатами, Серафим Михайлович передал Государственному историко-культурному заповеднику на острове Хортица.

 

 

До последнего дня жизни Серафим Михайлович общался со своими боевыми товарищами и, если позволяло здоровье, приезжал на памятные даты в Германию, чтобы еще раз убедиться – память о его солдатах-освободителях также ярко теплится в сердцах миллионов антифашистов, как это было при открытии мемориала в Трептов-парке в далеком 1949 году. Родные рассказывают, что нужно было только видеть ту радость в глазах, которая появлялась у Серафима Михайловича, когда на улицах Запорожья он встречал своих сослуживцев. Он будто бы сразу превращался в того молодого командира, который плечом к плечу шел в атаку со своими ребятами.

 

 

Все, кто знали героя, в один голос говорят – он был очень скромным и очень добрым человеком. Недаром бытует мнение, что настоящие герои – это всегда простые люди, которые никогда не кичатся достижениями и смотрят на тебя открытым человеческим взглядом.

 

 

Родственники делятся армейскими историями, которые часто рассказывал Дмитриенко. По ним можно судить о том, какой это был человек. Уже под занавес войны, когда ее исход во многом был предрешен и всем понятен, жестких стычек между сторонами стало в разы меньше – воюющие с обеих сторон начали брататься. И поэтому, вопреки запретам, на разделительную полосу между окопами время от времени выходили солдаты, хотя это было чрезвычайно опасно. И как-то раз ездовой хозвзвода из полка Серафима Михайловича вышел на нее покосить траву, кто-то из командиров взвода дал ему такое опрометчивое разрешение. В итоге ездовой попал в плен, а это ЧП – нашего «языка» ведь поймали. Собирались поднимать тревогу, но Серафим Михайлович запретил, сказал, давайте подождем. Через сутки ездовой вернулся – довольный и пьяный. При допросе у немцев он честно признался – мол, ничего не знаю, мое дело лошадь. Опешившие фашисты устали спрашивать, ездовой все «бил» лошадью и сеном, которое хотел покосить. В итоге его накормили и отпустили. Серафим Михайлович поверил и простил, хотя по уставу должны были быть применены жесткие санкции и к ездовому, и к командиру взвода. Он всегда действовал по совести и думал в первую очередь о людях.

 

Сегодня Серафима Дмитриенко уже нет с нами. Но память о таких людях будет жить вечно, о тех, кто был Личностями с большой буквы и настоящими героями, самоотверженно защищавшими свое отечество.

 

 

Константин Груздев

 

Источник: Позиция

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
Написать комментарий
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Введите код: