Регистрация    Войти
Авторизация
» » » » Канонизация. Яко праведен

Канонизация. Яко праведен

Категория: Позиция » Cтатьи » Культура
Канонизация. Яко праведен12–13 ноября в Свято-Покровском и Свято-Андреевском кафедральных соборах Запорожья пройдет причисление к лику праведных последнего кошевого атамана Запорожской Сечи Петра Ивановича Калнышевского (1691, слобода Пустовойтовка Роменского повета на Сумщине – 1803, Соловецкий монастырь). В церемонии канонизации примет участие Предстоятель Украинской Православной Церкви блаженнейший Онуфрий, митрополит Киевский и всея Украины. Ему будут сослужить многие архиереи и священники из разных епархий УПЦ.
 

…«Батька Калныш» был действительно незаурядный во всех смыслах человек. Обладая поистине богатырским здоровьем, он отошел ко Господу в возрасте 112 лет, причем родился в конце XVII века, прожил весь XVIII-й, а преставился в начале XIX века.

 

 

Будучи выходцем из мужицкого сословия (т.н. «посполитых»), Петр Иванович в ранней юности, лет девяти-десяти, сбежал на Сечь, где прошел путь от джуры (кандидата в казаки) до кошевого атамана. В его послужном списке – такие высокие должности в Коше (правительстве автономного казачьего государства Земли Вольностей Войска Запорожского Низового) как есаул (1742), т.е. зам кошевого атамана по военной подготовке, и войсковой судья (1760), de fakto начальник штаба и премьер-министр Войска Запорожского в одном лице. В январе 1762 года 70-летнего Калнышевского впервые избирают кошевым атаманом, однако вскоре смещают с этого поста.

 

 

Каким образом смещают? Об этом история молчит. Предполагают, что Калныш, который вместе с войсковым писарем Иваном Глобой в сентябре все того же 1762 года прибыл в Москву на коронацию Екатерины II, не очень понравился императрице. Тем не менее, в январе 1765 года Петр Иванович, вопреки монаршей воле, снова стал кошевым – за него отдали свои голоса представители казацкой старшины, которые демонстративно «прокатили» кандидатов, рекомендованных Петербургом (прямые выборы кошевого на Великой Покровской Раде были отменены царским правительством в 1753-56 гг.). По этому поводу было заведено «Дело о самовольном избрании казаками атаманом Коша Запорожской Сечи Калнышевского». С 12 февраля по 16 марта 1765 года специальная следственная комиссия расследовала сие проявление «наглого неподчинения и своеволия» запорожцев, однако с учетом грядущей войны с Турцией за обладание северным Причерноморьем дело пришлось спустить на тормозах.

С того времени Петр Иванович избирался кошевым атаманом 10 раз подряд, «чего отродясь не бывало» – вплоть до разрушения и ликвидации Новой Сечи (1734–1775), расположенной в устье степной реки Подпольной (местность затоплена водами Каховского моря в районе Марганца и Никополя). В 1770 году государыня вынесла благодарность Войску Запорожскому за доблесть в русско-турецкой войне, сам же Калнышевский был удостоен золотой медали с бриллиантами. В 1773 году ему присвоено армейское звание генерал-лейтенанта.

 

 

Казалось бы, ни заслуженному полководцу, который в ходе русско-турецкой войны 1768–1774 гг. действиями казацких полков и флота спас регулярную российскую армию графа Румянцева под Ларгой и Кагулом, принимал участие в штурмах Бендер и Измаила, во взятии Перекопа, а также ни Войску Запорожскому в целом, которое, кроме всего прочего, отличилось в боях за турецкие крепости Очаков и Силистрию, в рейдах по крымским тылам и заняло хорошо укрепленную крепость Кафу (центр работорговли), ничто не угрожает. Тем не менее, в ночь на 4 (16 по н. ст.) июня 1775 года обширная территория Вольностей Запорожских была со всех сторон блокирована подразделениями возвращавшейся с войны 45-тысячной армии под командованием генерал-поручика Петра Текелия, а сам Кош (небольшой укрепленный городок на речном мысе) – окружен плотным кольцом царских войск. Казачья старшина получила ультиматум – капитулировать. На раздумья давалось 2 часа.

 

 

На тот момент казаков на Сечи оставалось несколько сот (максимум 3000) – остальные по окончании боевых действий разбрелись кто куда по своим личным нуждам. Дабы не допустить неизбежной в случае сопротивления массовой гибели побратимов, 85-летний Калнышевский, настоятель сечевой церкви Покрова Пресвятой Богородицы архимандрит Сокальский и генеральная старшина принимают решение сдаться без боя. К тому же, как заявил архимандрит, грешно проливать христианскую кровь, да еще и на Троицу (тогда был как раз этот православный праздник)…

 

 

…30 июля 1776 года настоятель Соловецкого монастыря Досифей сообщил в Синод, что-де накануне он принял привезенного под конвоем арестанта-колодника Калнышевского для содержания его согласно указа царицы. Историческая мифология живописует поистине нечеловеческие условия, в которых якобы содержался престарелый узник – причем на протяжении долгих 25 лет. Якобы первое время это был сырой, холодный, тесный, темный и смрадный каменный мешок в казематах Головенковской башни. Затем дряхлого старца перевели в келью, прилегающую к т.н. «Сушилу» – помещению, в котором монахи сушили зерно. Причем Калнышевского, которого, если верить источникам, зачем-то стерегли аж четверо охранников, выводили на свет Божий якобы лишь на Пасху, Преображение и Рождество Христово, не давая общаться с посторонними.

 

 

Однако факты и элементарный здравый смысл говорят о том, что Петр Иванович находился на Соловках de fakto в ранге почетного узника.

 

 

Иначе зачем на его содержание Потемкин выхлопотал 1 рубль в сутки, тогда как на монахов, не сидящих в каменных мешках, тратилось по 2,5–3 копейки? Каким образом «одичавший, опустившийся» (и, видимо, «выживший из ума»?) старик смог подарить обители запрестольный крест и серебряный оклад к Евангелию весом 34 фунта (примерно 8 кг), стоивший 2435 рублей, а также оплатить из личных средств ремонт своего узилища? Не потому ли, что полновесные царские рубли шли на нормальное питание и одежду VIP-узника, на отопление его жилья, т.к. доставка древесины на Соловецкий архипелаг стоила довольно дорого. И потом, почему сын опального петровского дипломата Ф.А. Толстого не протянул в соловецком заточении и месяца, а Калнышевский выдержал «садистские издевательства» в течение четверти века?

 

 

2 апреля 1801 года император Александр I своим указом освободил Петра Ивановича из-под стражи, даровав ему «прощение» и право вольного выбора места жительства. 7 июня все того же года 110-летний Калныш в письме архангельскому губернатору благодарит за освобождение и просит разрешить ему «в обители ожидать спокойным духом приближающегося конца своей жизни». Не без сарказма автор письма сообщает, что-де привык к монастырю и наслаждается своей свободой в полной мере.

 

 

…Перед Преображенским собором Соловецкого Кремля на серой гранитной плите выбита эпитафия: «Здесь погребено тело в Бозе почившего кошевого бывшей некогда Запорожской грозной Сечи казаков атамана Петра Калнышевского, сосланного в сию обитель по Высочайшему повелению в 1776 году на смирение.

 

 

Точное же место погребения П.И. Калнышевского неизвестно: во времена ГУЛАГа монастырское кладбище распахали под огороды. Известно лишь, что могила кошевого находилась между могилами архимандрита Феодорита, настоятеля Троицко-Сергиевой Лавры в годы Лжедимитриев-самозванцев, и Авраамия Палицына, автора «Сказания о Смутном времени». Есть, правда, информация о том, что совсем недавно останки Калнышевского были идентифицированы, и в настоящий момент решается вопрос об их перезахоронении в Запорожье.

 

 

Православные славяне, каковой бы ни была их этническая принадлежность, будут свято чтить память Петра Ивановича Калнышевского, который великими трудами на благо Отечества заслужил право встать в один ряд с небесными защитниками и покровителями нашей многострадальной страны.

 

Сергей ГРИГОРЬЕВ, фото Андрея АРТАМОНОВА.

 

Источник Позиция