Регистрация    Войти
Авторизация
» » » » VIP-заключенного из меня не вышло…

VIP-заключенного из меня не вышло…

Категория: Позиция » Cтатьи » Криминал
VIP-заключенного из меня не вышло…

Фраза: «Два года прошло – а так никто и не сидит» – в разных ее интерпретациях стала уже привычным тезисом в украинском информпространстве. Но важно помнить, что под этой фразой подразумевают не только Януковича и «Семью» экс-президента, но и преступников, появившихся или проявившихся уже на новом историческом этапе.

 

Ли Куан Ю, творец «сингапурского чуда», которого частенько цитируют украинские реформаторы, как известно, сказал: «Начните с того, что посадите трех своих друзей. Вы точно знаете за что, и они точно знают за что». Вот этих самых трех в чем-то символических посадок и ждет Украина. Но безуспешно. Хотя кое-кто из высокопоставленных деятелей действительно успел за два года даже поносить наручники.


 

«Бриллиантовый» вы мой!


Вы помните обстоятельства задержания весной 2015 года на тот момент главы Госслужбы по чрезвычайным ситуациям (ГСЧС) Сергея Бочковского и его заместителя? Наверняка да. Прямо на заседании Кабмина, в присутствии десятков камер, с прямой трансляцией происходящего по телевидению… Ему в вину ставили регулярный сбор дани с местных управлений ГСЧС.


А помните (знаете) ли, что произошло дальше, после задержания? А ничего необычного как для «элиты»: без преувеличения через три дня после попадания в СИЗО Бочковский был судом отпущен под залог. Он до сих пор живет дома, посещает судебные заседания. Которые в свою очередь все растягиваются и переносятся во времени. Все говорит о том, что вскоре дело Бочковского просто положат под сукно – и все о нем забудут.


Примерно то же происходит и в деле так называемых «бриллиантовых» прокуроров. Напомним, также в прошлом году больше трех миллионов гривен и драгоценности были найдены во время обыска у заместителя прокурора Киевской области Александра Корнийца и замначальника главного следственного управления Генпрокуратуры Владимира Шапакина. В дальнейшем стали всплывать подробности накопления такого «первичного капитала»: взятки, поборы…

 

Корнийцу даже пытались вменять едва ли не терроризм и шпионаж. Казалось, что дело идет практически к пожизненному заключению, но… Оказалось, что при задержании «бриллиантовых» прокуроров была допущена масса процессуальных нарушений. И есть все основания подозревать, что это было сделано умышленно, чтобы в дальнейшем дело развалить. Сейчас Александр Корниец находится на свободе, под залогом – в декабре 2015-го суд в очередной раз отказал прокуратуре в его аресте. И «бриллиантовый» прокурор имеет возможность наблюдать, как его дело спускается на тормозах.


Украинский суд вообще давно стал инструментом не наказания виновных, а защиты «своих»: судья может принять абсолютно абсурдное решение в отношении человека, организации, компании (что, кстати, и становится первым этапом в рейдерских захватах). Но судья при этом останется защищен неприкосновенностью и довольно сложной процедурой увольнения. А окружающие получают возможность разводить руками: «Так решил наш суд, самый гуманный суд в мире…»


 

Мориарти местного разлива


Обвинения в адрес премьер-министра Арсения Яценюка звучат довольно абстрактно: «при его попустительстве украли…», «он допустил…», «он способствовал…». Даже один из главных критиков Кабмина – губернатор Одесской области и теперь уже, надо полагать, полноценный политик Михаил Саакашвили – оперирует именно такими понятиями относительно премьер-министра. Никаких конкретных и документально подтвержденных обвинений. (Правда, британская Times (!) писала со ссылкой на сотрудников украинской Генпрокуратуры, что глава Кабмина стал-таки фигурантом по крайней мере одного уголовного производства).


Хотя его подчиненные: по Кабмину и партии, настоящие и формальные – влезают в коррупционные скандалы напропалую.


И это логично. Непосредственно на своем рабочем месте премьер-министр может, условно говоря, разве что канцелярские принадлежности из секретариата воровать. А главные финансы, которые можно получить под свой контроль на месте главы Кабмина, находятся либо на уровень выше, либо на уровень ниже. То есть либо в кулуарных договоренностях с олигархами и другими крупными «игроками», либо в управлениях, госпредприятиях, департаментах и других ведомствах. Конечно, ни то, ни другое невозможно хотя бы при попустительстве премьер-министра.


«Он сидит неподвижно, словно паук в центре своей паутины, но у этой паутины тысячи нитей, и он улавливает вибрацию каждой из них», – это не Найем и Лещенко о Яценюке, а Шерлок Холмс – о профессоре Мориарти.


Конечно, сравнение Арсения Яценюка с литературным злым гением в корне некорректно (тем более, последнего Шерлок Холмс называл «лучшим умом Европы»). Однако цитата-характеристика довольно точно описывает ситуацию на верхушке исполнительной власти: даже при «неподвижном» премьер-министре, бюджет продолжают растаскивать по миллиону или даже по сотне тысяч.


Так, Арсена Авакова, ближайшего соратника Яценюка, обвиняют и в «крышевании» коррупции (Саакашвили), и в непосредственном участии в коррупционных схемах (Лещенко). Из свежего: итальянская фирма, официально зарегистрированная на уже в то время министра Авакова, участие сына министра в тендерах его ведомства... Какова реакция компетентных органов, «Народного фронта», премьер-министра? Никакой.


Или возьмем другую, далеко не последнюю в украинской политике персону – нардепа от того же «Народного фронта» Николая Мартыненко. Долгие годы этого влиятельного и не очень публичного политика и бизнесмена пытались поймать на коррупции – без результата.


Однако в 2015 году стало известно, что Николай Мартыненко снова обвинен в коррупции. Но в этот раз обвинение нашло подтверждение сразу в нескольких источниках, в том числе – зарубежных. А дело в том, что и коррупционные действия нардеп якобы совершал также заграницей. Народный депутат Сергей Лещенко в своем блоге на «Украинской правде» сообщил, что получил подтверждение швейцарской прокуратуры о возбуждении против Мартыненко уголовного дела еще летом 2013 года. В 2014 году чешское издание Pravo сообщало, что Мартыненко принимал участие в махинациях некоего поставщика оборудования для завода знаменитой чешской «Шкоды» (Skoda). 30 млн швейцарских франков отправились на счет украинца в Швейцарии, где и вызвали подозрения местных правоохранителей.


И снова: какова реакция партии, премьер-министра? «Не трогайте Мартыненко – он же сказал, что ничего не было». Тем дело и закончилось. И, заметьте, интерес к его персоне быстро пропал. Естественный процесс, скажете?


 

Не горят и не тонут


Живучесть и плавучесть VIP-подозреваемых – специфический элемент украинской современной политической жизни. Причин, по которым постоянно сохраняется «статус-кво», несколько. Во-первых, вопреки лозунгам Майдана происходит постоянное цементирование президентско-премьерским союзом «старых» людей, схем, Системы.

 

Во-вторых, судя по всему, президент и премьер видят бОльшую пользу не в посадках, а в формировании широкого круга лиц, «ходящих под статьей», то есть лояльных и смирных (как, наверное, думают стратеги Банковой).


В-третьих, от многих управленцев высокого ранга ниточки тянутся напрямую к олигархам страны. А как показало недавнее голосование за отставку Яценюка, заинтересованность олигарха (ов) в чьей-то персоне – лучшая защита не только от кадровых перестановок, но и возможного уголовного преследования.


В этом смысле «дело Корбана» – исключение, подтверждающее правило. Впрочем, исключение ли?


За последние 10 лет случаев долгосрочного ареста человека близкого к олигарху было очень немного: Борис Колесников, близкий к Ринату Ахметову, Юлия Тимошенко (которая сама себе олигарх) и теперь вот Геннадий Корбан, близкий соратник Игоря Коломойского. Нюанс в том, что сам Коломойский арестом своего помощника, похоже, не очень опечален: комментирует произошедшее с ухмылкой да сетует на нарушенные президентом договоренности. Не говоря уже о том, насколько странно выглядели сам первый арест, о котором якобы никто из окружения Корбана не знал заранее, и последовавшее заочное смещение «политузника» с поста председателя «УКРОПа».


Обвинения, выдвинутые Геннадию Корбану, суммарно потянут на десяток-другой лет заключения. И потенциально это дело все еще имеет шанс прийти к показательному процессу над одним из представителей «элиты» (хотя бы формально, так как Корбан – не министр и даже не нардеп). В то же время, именно от этого дела за версту несет именно политическими интригами, а не борьбой с корупцией и не люстрацией. Защитники Корбана вполне уместно напоминают: в 2014-м Киев называл его героем-защитником страны, а уже в 2015-м – «врагом государства».


Другой «политзаключенный», нардеп РПЛ Игорь Мосийчук проделал иной путь. В постреволюционные времена он считался провокатором, «тафгаем», как говорят в американском хоккее, то есть парнем для драк. Осенью 2015 года он предстал еще и в роли взяточника, когда Генпрокуратура показала в Раде (то есть – всей Украине) «кино» с Мосийчуком, берущим деньги за решение чьих-то вопросов в ВР. Нардепа вывели под конвоем, суд дал разрешение на арест... И что же мы видим по прошествии полугода? Мосийчук на свободе, комментирует в СМИ ночную погоню за БМВ и ведет обычную жизнь нардепа. Суд освободил его из-под ареста, дело о взятке забылось как-то «само собой». И, надо полагать, если РПЛ решит усилить президентско-премьерскую коалицию, то «отважный борец за свободу украинского народа» Мосийчук может еще и орден получить. Как Корбан в свое время.


В Украине за последние два года было создано сразу несколько антикоррупционных структур. Борьба с корррупцией – принципиальное требование к Киеву от Запада. Да и без рекомендаций Запада это является обязательным условием стабильности в стране, а может и вообще существования государства. Эти новые органы должны были развернуть масштабные чистки в первую очередь «изнутри» системы власти. Пока же они отметились лишь мелкими (даже можно сказать мелочными) действиями и расправами с неугодными. Что и неудивительно: антикоррупционные органы, которые должны были стать максимально независимыми, оказались подчиненными президенту, Кабмину, Генпрокуратуре... В общем, тем, кого в первую очередь должны были проверять.