Регистрация    Войти
Авторизация
» » » » Дровяная пожива для огня

Дровяная пожива для огня

Категория: Позиция » Cтатьи » Окно в мир
Дровяная пожива для огня Произведения запорожского путешественника и писателя радуют читателя своей самобытностью и познавательностью. Все впечатления, полученные от экспедиций, Владимир Супруненко делит с нами. В его рассказах описания природы переплетаются с жизненными ситуациями, которые в разные периоды жизни переживал автор. Предлагаем вашему вниманию интересный очерк известного публициста.
 

Огонь создал человека, наделив его и едой, и теплым жилищем, и фейерверком развлечений. И сегодня живой огонь, который полыхает в печи, во многих местах – единственное спасение от холода. Однако прежде чем согреться и приготовить еду для людей, нужно накормить печной огонь. Для него, как и для костра, согревающего туристов, рыбаков, охотников, первое дело – заготовка дров. Раньше она начиналась уже в марте и считалась той же страдой. «Не нарубишь до пахоты – так зиму сырником и будешь топить», – говорили селяне.

 

 

Заготавливают дрова по-разному. Как правило, их пилят и рубят. Нередко собирают. А еще – ломают. «Дроволомом» обычно называют парня с тяжелым характером. А вот «сучколом» это уже нечто другое. Заготовитель дров берет длинную жердь с сучком на конце и идет в ближайший лес, рощу, лесопосадку. Прогуливаясь по их окраинам, он сдергивает этим приспособлением нижние сухие ветки, до которых нельзя дотянуться рукой. «Сучколомом» можно за короткое время (убедился на собственном опыте) наломать (в прямом значении этого слова) гору сухих дров.

 

 

Для быстрого надежного и ровного обогрева жилища (а еще баня, приготовление еды на печи) дрова сортируют. Сосна хорошо колется на лучины и щепки, сухой кедр быстро загорается и дает хороший жар, потом кладут чуть сыроватый, плотный листвяк, березу. Осина тоже в дело идет – ее используют в основном для копчения, говорят, дым от нее хорошо прочищает дымоход. В походных условиях лучше всего использовать не лиственный валежник, который часто оказывается гнилым, а хвойный (его в какой-то мере от намокания защищает смола).

 

 

Дровяное топливо может использоваться в разных видах. Прежде всего это, конечно, сам ствол дерева. Но в дело идут и сухие травы, и солома, и хворост, и корни. Я был свидетелем, как на родине деда в приднепровской Шульговке на Днепропетровщине в старой хате-мазанке еще топили печь сухими кукурузными початками и корзинками подсолнухов. Один херсонский хуторянин рассказывал мне, что его спасают «шоколадки». Так он называл брикетики, которые выпиливал из корней фруктовых деревьев. Ходил по соседям и корчевал пни на их участках. Топливо, правда, доставалось нелегко: корень иной старой яблоньки, чтоб добыть влагу, уходил в землю на несколько метров.

 

 

Голь на выдумки хитра. В степных селах, куда не подведен газ, жителям приходится применять смекалку, чтоб согреться и приготовить еду. Переселяются в небольшие жилые помещения, которые легко отопить даже при помощи примитивной «буржуйки», придумывают хитромудрые конструкции печей с весьма умеренным дровяным аппетитом. Сегодня, правда, налажено производство щепы (измельченной древесины), топливных брикетов из опилок, лигнина (сложное полимерное соединение, содержащееся в одеревеневших клетках сосудистых растений). Это, как утверждают специалисты, самый выгодный и экологически чистый вид «дровяного» топлива. Например, один кубометр брикетов заменяет около шести кубометров березовых дров. Удобно и выгодно, но, увы, не всем по карману. Правительства европейских стран всячески стимулируют переход на твердое биотопливо, существуют даже государственные программы по компенсации части расходов на твердотопливные котлы. Нам, обладающим самыми большими лесными запасами, это пока не грозит. К сожалению.

 

 

Древесину для топлива можно использовать в виде угля. Это так называемый древесный уголь. Он известен с давних времен. Его производили во всех регионах мира, богатых лесными ресурсами. Египтяне, например, использовали древесный уголь для плавки железа и производства стекла 5 тыс. лет назад. Самыми известными способами получения древесного угля являются ямное и кучное углежжение. При кучном способе производства древесного угля древесину укладывали так, чтобы получился конус, внизу оставляли отверстия для подачи воздуха. Сверху конус покрывали дерном или влажной глиной. Производством древесного угля занимались углежоги. По внешнему виду они часто ничем не отличались от шахтеров, добывающих уголь под землей.

 

 

Я недавно путешествовал по ветреному и сухому Анатолийскому нагорью. Поразило отсутствие растительности на его пустынных каменистых равнинах. Дров тут взять негде. И таких мест на планете немало. Кочевые племена, которые проживают в этих регионах, для топлива используют сухой навоз. У тюркских народов он называется «тезек». Еще в сыром, часто полужидком виде навоз перемешивают с соломой, сухой травой и для просушки тонким слоем (примерно на штык лопаты) покрывают им площадки. Потом режут на куски и складывают в кучи. Нередко они представляют собой красивые конусообразные башенки. Некоторые из них даже возвышаются над домами. Чаще же всего из навозных кирпичиков складывают стены, которые представляют собой своеобразные ограды, опоясывающие дворы. Среди сухих комьев кизяка голуби, вороны находят для себя поживу. В одном селении я видел, как навозом наполняли полиэтиленовые мешочки. Это уже современная усовершенствованная технология. После высыхания раствор превращался в ровные буханцы, удобные для заталкивания в печь или тандыр. Запашок от такого топлива, конечно, присутствует. Но как жар костей не ломит, так и этот запах не мешает кочевнику чувствовать себя в юрте или шатре вполне комфортно.

 

Прибрежные жители вместо дров, например, использовали скелеты рыб. Ф.Врангель, в начале XIX века путешествовавший по диким берегам Ледовитого океана, замечал: «Вообще чукчи по недостатку леса употребляют вместо дров китовые ребра и всякие кости, обливая их для лучшего горения моржовым жиром». Кстати, жир, сало животных в качестве топлива были в большом ходу как у коренных народов Севера, так и у полярных путешественников. В Закарпатье огнивом поджигали дубовые щепки, предварительно вымоченные в навозной жиже и хорошо высушенные.

Небольшой запас сухих поленьев всегда хранился возле печи. Осенью до Покрова селяне пытались утеплить хату, наваливая вдоль стен хворост, сухие кукурузные стебли.

 

Отсюда и восклицание: «Покров, Покров, натопи хату без дров!» Кстати, штабель, прикрывающий стену дома, одновременно защищает его от ветра и промерзания и служит своеобразным архитектурным украшением. Накануне Покрова «засушивали избу» – начиная топить печь, выполняли некоторые «дровяные» обряды (скажем, трижды перебрасывали через крышу полено). С этого времени дрова, которыми топили печь, обретали своеобразную магическую силу, попадали в круг домашних примет крестьянина. Если, скажем, во время топки верхнее полено скатывалось к печному устью, и готово было выпасть из печи или беспричинно вдруг разваливался дровяной шалашик, то следовало ожидать прибытия гостя. Он обязательно должен был появиться в этот день, если хозяйка укладывала в печь дрова, и при этом одно полено падало на пол. В Украине и Белоруссии было принято, вынув хлеб или горшок с кашей из печи, положить туда пару поленьев. Делалось это в основном для того чтобы по ним «на том свете» перейти через пекло, через огненную реку или канаву с кипящей смолой. Этот ритуал совершался также для того чтобы хлеб в доме не выводился, «чтобы не зевала печь».

 

Владимир СУПРУНЕНКО, фото автора

 

Источник Позиция

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
Написать комментарий
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Введите код: