Регистрация    Войти
Авторизация
» » » » Жена атамана. Не предавшая под пытками

Жена атамана. Не предавшая под пытками

Категория: Общество, Культура
Жена атамана. Не предавшая под пытками Продолжаем серию публикаций о жизни и ближайшем окружении Тараса Бульбы-Боровца, создателя и командира Украинской Повстанческой Армии. На этой странице изложена трагическая история об убийстве его жены боевиками бандеровской «Служби безпеки».
 

Как известно, в нынешнем году исполняется 110 лет со дня рождения Тараса Боровца («атамана Тараса Бульбы»), который в период времени 28 июня – 21 августа 1941 года создал на Волыни (Ровенская область) и Житомирщине УПА «Поліська Січ». Известно также, что 20 мая 1943 года боевые отряды ОУН-СД («самостійників-державників»), то есть бандеровцев, присвоили название «УПА», так как оно было очень популярным среди местного населения. В начале августа того же года начальник штаба бандеровской группировки «Заграва» Макаренко («Славута») выдвинул бульбовцам ультиматум: «Наказую до дня 8 серпня 1943 р. перейти зі зброєю у відділи УПА. По цім терміні уважатиму відділи Бульби за ворожі» (оригинал – в краеведческом музее г. Березно Ровенской обл.).

 

Из воспоминаний начальника штаба УПА Олега Штуля-Ждановича («Шуляка»), непосредственного очевидца трагических событий в ночь с 18 на 19 августа 1943 года: «18.08.1943 на хуторах біля Хмелівки, на Костопільщині, зупинився отаман Бульба, відвідуючи свою Людвипільську сотню, яку він особливо любив, бо вона складалася з близьких його земляків із Людвипільщини… Ледве стемніло, почався в лісі рух і Людвипільська сотня була оточена, але готова битися до останнього патрона. Бульба дав наказ не стріляти, а відступити розсіяно. І хоч бандерівців було шість на одного, майже нікого не «взято в полон», лише згодом переловлено трьох старших полковників і дружину Бульби. Її завезли в вищезгаданий Стидень (хутор – авт.) і по двох тижнях нелюдських тортур (вимагали сказати, де Боровець, де його зброя і які його пляни), СБ її на наказ Енея (Петра Олійника, командира УПА-Північ – авт.) замордували» («В ім’я правди». Роттердам, 1947. Цит. за: Макс Скорупський. «Туди, де бій за волю. Спогади курінного УПА». К., видавництво ім. О. Теліги, 1992, с. 313).

 

По другим данным, «дружину отамана Бульби СБ мордувало від 19.8 до 14.11.1943 р. і замучило на смерть. Згідно зі свідченнями учасників катувань і охорони, Анна Йосипівна Боровець вмерла, нічого не зрадивши. 15.11.1943 року до отамана Бульби дійшла жахлива вістка, що його дружина від 14.11.1943 не живе» (газета «Українські вісті», 14.01.1951). Собственно говоря, из рассказа унтер-офицера Мыколы Крука, отпущенного эсбистами ОУН(б)-УПА(б), Тарас Дмитриевич знал, что его любимая женщина подвергается избиениям и пыткам. Поэтому в письме Проводу ОУН(б) и Главной команде УПА(б) от 24.09.1943 он заявляет: «Ваша «влада» поводиться не як народна революційна влада, а як звичайна банда… Дійшло до мого відома, що мою дружину за спробу втечі з вашого ув’язнення покарано шомполами».

 

Какой была Анна Боровец-Опоченская? Сохранился всего лишь один ее фотоснимок. На нем она запечатлена вместе с мужем. Судя по армейскому одеянию пана Тараса, это скорей всего осень 1941 года. То есть вместе они уже 10 лет. Можно согласиться с личным охранником «лесного атамана» Мыколой Павловичем Ширко (псевдоним «Вьюн»), который хорошо знал Анну Иосифовну и оставил такое описание ее внешности и характера: «Росту вона була невисокого. Можливо, до плеча високорослому Тарасові. Обличчя її дуже лагідне, усміхнене. Волосся білявеньке. З усього було видно, що вона була дуже вихована і мала добру освіту. Вона більше цікавилася політичними питаннями, ніж приватними справами». В ноябре прошлого года в гостях у Мыколы Павловича побывали представители Казацкого Войска Запорожского Низового. Он им много чего интересного рассказал.

 

Анна была для своего беспокойного мужа-непоседы не только великой любовью и радостью, но надежным тылом, этакой крепостью. О ней он вспоминает такими словами: «Ця людина, не цураючися своєї нації, стала моїм вірним другом, опанувала українську мову, вивчила наші звичаї, зробилася моїм найактивнішим співробітником у громадських справах. Вона без жодних нарікань несла разом зі мною всі тягарі та прикрості, що їх постійно приносила на наш дім моя громадсько-політична діяльність з безконечними поліційними трусами, арештами та тюрмами» («Армія без держави». Вінніпег, 1981, с. 29).

 

О том, кто именно, за что и каким образом замучил его верную жену, Бульба-Боровец пишет и в своих заокеанских мемуарах (там же, с. 267). Однако это страшное знание не помешало пану Тарасу присутствовать 20 октября 1959 года на похоронах Бандеры на Лесном кладбище в Мюнхене. Специально прилетел в ФРГ из США, куда эмигрировал в 1953 году. И даже произнес прочувствованную речь над гробом идейного вдохновителя убийц своей любимой женщины. Понимай, мол, так: «переступаю через личное, ибо Украина у нас одна». Как ни странно, за этот его этически сомнительный поступок «народного атамана» до сих пор хвалят многие его почитатели – в т.ч. вполне адекватные. Интересно, что по поводу такой «идейной принципиальности» сказала бы сама горемычная Анна, которой Т.Д. Бульба-Боровец посвятил свою книгу «как венок на ее безымянной могиле?»…

 

Впрочем, фашисты не были бы самими собой, если бы не плюнули в светлую память замученной ими же несчастной женщины. Вот что, к примеру, написал о ней шеф Службы безопасности ОУН(б)-УПА(б): «Жінка Бульби, за походженням чешка, жила, за даними очевидця, в районі Тучин (Рівне). Ніколи не була не переслідувана, ні суджена якими-небудь чинниками Організації чи УПА» (Микола Лебедь. «УПА». 1946, с.42). Еще дальше пошел официальный бандеровский летописец Петро Мирчук. В своей книге «Революційний змаг за УССД» этот деятель, среди прочего, утверждает:«У споминах большевицьких партизан згадується, що жінка «Бульби», чешка, в часі переговорів «Бульби» з большевицькими партизанами, втекла від «Бульби» до командира більшовицького загону А. Лукіна, повінчалася з ним і, мабуть, живе з ним у СССР ще й досі» (Нью-Йорк-Торонто-Лондон, 1987, с. 223).

 

До сих пор неизвестно, где покоятся останки Анны Опоченской, бесстыдно оболганной врагами ее мужа. Однако помолиться об упокоении ее души стоит. Особенно в канун 110-летия со дня рождения ее знаменитого мужа, правда о котором только-только начинает пробивать себе дорогу сквозь густую пелену злонамеренного умолчания и пропагандистской лжи.

 

Сергей ГРИГОРЬЕВ

 

Источник Позиция


 

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
Написать комментарий
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Введите код: