Регистрация    Войти
Авторизация
» » » » В СТРАНЕ ПИРАМИД И ФАРАОНОВ

В СТРАНЕ ПИРАМИД И ФАРАОНОВ

Категория: Позиция » Cтатьи » Окно в мир
В СТРАНЕ ПИРАМИД И ФАРАОНОВ Беларапия… Так в народе когда-то называли сказочные южные страны. Маршрут очередной международной велосипедно-спортивной экспедиции известного путешественника и писателя Владимира Супруненко пролег по Египту – стране, в которой человеческая цивилизация сделала свои первые шаги.
 

Предлагаем вместе с нашим автором отправиться в публицистическое путешествие (не без приключений!) по Африканскому континенту, который для европейцев был и остается неким символом экзотической чудесной земли, загадочного и притягательного края.

 

…Первое впечатление от египетской экспедиции: она не удалась в той мере, как задумывалась. «Не так сталося, як гадалося», – как говорят мои украинские земляки по поводу разных событий (в том числе и тех, которые происходят последние годы в стране). Однако по порядку. В Каире я переночевал в так называемом «городе мертвых» – обширном мусульманском некрополе на северо-восточной окраине столицы. Утром достиг Нила и, посетив знаменитые пирамиды в Гизе, отправился вверх по течению в сторону Асуана. Вдоль Нила дорог много. По правому и левому берегу. Но только в меридиальном направлении.

 

И только – где дальше, где ближе – в непосредственной близости от реки. Я решил двигаться по левому берегу, а уже ближе к Луксору перебраться на правый. Утром – ярким и праздничным –выбрался на шоссейку и понесся по ее ровному, прохладному после ночи (довольно, кстати, холодной) протяжению. Ожидалось, что буду кормиться дарами природы и местных жителей (довольно, кстати, гостеприимных), ловить рыбку в Ниле, ночевать на его берегу и наслаждаться разными другими дорожными благами, накапливая впечатления. Однако на первом после Гизы полицейском блокпосту меня остановили и категорично заявили, что дальше я буду двигаться только в сопровождении полиции. Это меня, конечно, не устраивало, но деваться некуда.

 

Под вечер велосипед с моего молчаливого несогласия погрузили в пикап (распространенный тип египетских полицейских машин), меня вежливо усадили рядом, заботливо подмостив бронежилет, чтоб не так трясло, и мы помчались к городу Минье. Об установке палатки даже рядом с блокпостом речь не шла. «Мафия. Опасно», – объяснили мне. Подвезли прямо к дверям отеля. Я уже окончательно решил ничему не удивляться. Тупо заплатил двести фунтов. Это чуть больше десяти долларов. Затащил велосипед в номер. Принял душ. Отмерил в свою поллитровую железную кружку двадцать грамм спирта (в колпачок от фляжки ровно столько вмещается), добавил еще десять, развел тепловатой водой из-под крана, выпил в два приема, закусив украинским сальцом и египетской луковицей, и распластался на широкой кровати. Как ни прикидывай, ни умничай, а утро вечера все равно мудренее…

 

Через пару дней (все это время под недремным оком полиции) я смирился со своей участью и даже прикидывал, какизвлечь из ситуации пользу. Это ведь их нравы и их право. Вот и буду изучать. И нравы. И право. Машины и охранники периодически менялись после очередного блокпоста. В основном меня сопровождали сержанты и рядовые полицейские. Водитель и еще двое-трое. Один обязательно с автоматом. Страна, как до меня наконец дошло, живет туризмом и любой турист-чужеземец для властей – это священная корова. Правда, только в том случае, если она дойная. С меня, вроде, взятки гладки, поиметь нечего, однако и совсем оставить без опеки тоже негоже.

 

Слева вдоль дороги тянутся каналы – маленькие замусоренные речушки, в которых даже пытаются ловить сетями рыбу. По берегу снуют ослики с тележками. Часто встречаются городки, небольшие поселения. Попасть туда можно по мостикам из пальмовых стволов. Вход охраняют сторожа в помятой зеленой форме с берданками. Они развлекаются тем, что грызут обломки сахарного тростника, трости которого выдергивают из кузовов проезжающих мимо грузовиков. Я часто притормаживаю, фотографирую разные сценки местной жизни. Полицейские не запрещают мне общаться с населением. Но в городки не пускают. Правда, когда я все-таки настаиваю, они охотно соглашаются. Однако, куда бы я ни направлялся, следуют за мной по пятам. Странные у нас при этом происходят диалоги. У меня это – «хочу», «мне надо фото». У них это – категорическое «ноу» или все-таки вынужденное согласие, одобрение действиями туриста-гостя, которого они обязаны опекать. Иногда, конечно, их манеры, вопросы, поведение меня откровенно озадачивают. Такое впечатление, что они думают одно, говорят другое, делают третье. Впрочем, наверное, и думают, и говорят, и делают одно. Как им надо, как им положено, вменено в обязанность. Что мне остается? Думать одно, говорить другое, делать третье. Как мне надо.

 

Общаясь со своими провожатыми, я понял, что изредка могу диктовать им свои условия. В частности это касалось ночлега. Между Асьютом и Сохагом (это половина пути до Асуана), когда уже под вечер велосипед перегружали из одного пикапа в другой, я вдруг заупрямился (или решил заупрямиться?).Не поеду дальше, хоть стреляйте, буду ночевать прямо здесь, хотя бы вот на этом топчане. Случилось это рядом с какой-то придорожной кафешкой-балаганчиком, я лихо выдернул из рюкзака спальник и раскатал на дощатом помосте. Сержанты растерялись. Защелкали автоматы, затрещали рации. Переговоры с начальством (уже в темноте) завершились тем, что один из полицейских улегся рядом (в ногах) со мной на топчане, подобрал под себя автомат и укрылся какой-то дерюжкой. Всю ночь я слышал его сопенье, трели мобильников, писк рации и позвякивание оружия. На следующий день, едва взошло солнце, у кафешки уже стояла полицейская машина, сержанты бодро попривестствовали меня и своего сонного недовольного напарника и мы покатили дальше. Подобное случалось еще несколько раз. С разными вариациями ночлега. В палатке (ее все-таки разрешили поставить возле одного блокпоста), во дворе полицейского участка, на автозаправке.

 

Так я добрался до Луксора – точки пересечения разных туристических маршрутов по Египту. Я тоже не избежал участи дисциплинированного, жаждущего окунуться в египетскую древность туриста. Тем более уже в самом городе полиция оставила меня в покое. Правда, добросовестно доставила в отель, уговорив хозяина несколько сбросить цену. Ознакомившись с его достопримечательностями, отправился дальше. От полицейской опеки мне иногда удавалось избавляться и взбадриваться глотками вольной путешественной жизни. А еще понаблюдать за жизнью простых египтян, их занятиями, бытом, даже позами в разных ситуациях, жестами, выражениями лиц. От Эдфо (это около ста километров от Луксора) я повернул круто налево и по пустынной дороге отправился в сторону Красного моря. Серая шоссейка бежала от горизонта к горизонту. Аравийская пустыня, по которой пролег мой египетский маршрут, – мертвая земля, которая ничего не родит, пустота. Но в то же время и окоемная ширь, простор, свободное пространство, которое в любой момент может быть чем-то заполнено. Когда солнце сначала превратилось в белый шар, а потом, чуть сплющившись, коснулось посеревших холмов, я, наконец, решил, что на этом можно и завершить мой пустынный маршрут.

 

Дорога изрядно измотала моих опекунов. С нескрываемым восторгом они забросили мой велосипед и меня в машину, и мы помчали к Марса-эль-Аламу, куда прибыли уже ночью. После долгих препирательств (с моей стороны, я даже соглашался на ночевку в тюремной камере) и уговоров (с их стороны) меня доставили на какой-то курорт. Разумеется, поселили бесплатно. Я потом узнал: суточное пребывание там при другом раскладе обошлось бы мне в шестьдесят долларов. Утром после омовения в Красном море даже позвали на завтрак. Понятно, с включением всяких разных вкусностей. Я ограничился стаканом апельсинового сока, кефиром и омлетом. Яйца, сыр и какие-то пирожки при неодобрительном, но молчаливом согласии персонала прихватил с собой.

 

«Из гостя превратиться в хозяина» – это из древних китайских военных хитростей, которую позднее греки назовут «стратагемой». Она предполагает использование своего бедственного (даже просто зависимого) положения для своей выгоды, достижения своей цели при вроде явном, но на самом деле все-таки кажущемся превосходстве того, от кого ты зависишь. Впрочем, в большей или меньшей степени, такова целесообразность поступков (я бы ее даже отнес к законам выживания) людей на всех широтах. В Египте она тоже имеет место быть. Не чужда, понятно, она и гостям.

 

Прокладывая маршрут по Египту, я мечтал от Марса-эль-Алама до Каира проехать вдоль Красного моря. Этот отрезок должен был стать изюминкой путешествия. Красиво было в мечтах и гладко на бумаге. Мечта осуществилась, и дорога действительно оказалась гладкой, прямо и ровно стелящейся вдоль побережья. Но, увы, не под колесами велосипеда, а шинами… автобуса. Моим опекунам надоело обслуживать мой велосипедный тур, и они впихнули меня и мой велосипед (естественно исключительно для моей и моего «коня» безопасности) в рейсовый автобус до Хургады, откуда я и отправился домой.

 

Владимир СУПРУНЕНКО, фото автора

 

Источник Позиция

 

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.