Регистрация    Войти
Авторизация
» » » » «Вавилоны» Дикого Поля

«Вавилоны» Дикого Поля

Категория: Позиция » Cтатьи » Экономика
«Вавилоны» Дикого ПоляВ прошлом номере ПОЗИЦИЯ поднимала тему развития ветроэнергетики в Европе. В качестве показательного привели пример Германии, где наблюдается наибольшая доля использования энергии такого рода. При этом, как мы отмечали, на сегодняшний момент в этой стране стало весьма сложно получить разрешение на установку очередной ветровой турбины. А все по причине растущей непопулярности таких объектов среди местного населения.
 

Украина сегодня также идет заданным европейскими державами трендом и темпа не сбавляет. Мы сегодня на 5-м месте в Европе по числу ветроэлектростанций на суше, установленных в первой половине 2019 года. Поэтому есть смысл обсудить, насколько правилен путь Украины, а также выгоден ли он народу в той же степени, как и группе вовлеченных в процесс ветрогенерации лиц.

 

Хорошо, когда в меру

Потенциальную мощность солнца (ветер – тоже один из видов солнечной энергии, под воздействием которой участки поверхности нашей планеты неравномерно прогреваются, создается перепад давлений, что приводит в движение огромные воздушные массы) стали активно использовать, как только в середине ХХ века в мире заговорили о вредных выбросах в атмосферу. В том числе и в процессах энергопроизводства.

 

Тему быстро подхватили ведущие промышленники планеты. Заручившись поддержкой мощного лобби в лице климатологов, они поставили на поток изготовление энергетически «чистых» ветровых установок, которые раскупались, как горячие пирожки. Несколько десятилетий дела шли настолько хорошо, что у дельцов даже забрезжила мысль полностью утыкать Европу ветряками - и никаких других генераций. Однако там стало уже трудно найти место, чтобы и дешево построить, и чтобы дули достаточные ветра.

 

Ко всему прочему энергостратегии большинства стран ЕС (включая Хорватию, Исландию, Норвегию, Швейцарию и Турцию) не предусматривают одну лишь «чистую» генерацию. До 2025 года в балансах их производства электроэнергии на долю ВИЭ, т.е. возобновляемых источников энергии (а там не только ветряки), было отведено всего лишь 25%, на долю гидроэнергетики − 14%, ядерной энергии − 20%, нефти и газа − 23%, угольной промышленности − 17%.

 

Поскольку концепт «всем сестрам по серьгам» производителей ветроустановок не устраивал, то на площадки разных мировых форумов пришлось выводить Грету Тунберг (история нашумевшая, поэтому останавливаться не будем). В ответ 500 авторитетных ученых - специалистов в области физики атмосферы, метеорологии, биологии, химии и прочих естественных наук – выразили обеспокоенность разгулом климатического экстремизма (так они назвали нападки шведской девочки на взрослых представителей человечества) и обратились в ООН с декларацией: «Климат не надо спасать».

 

Ученые заверили организацию в том, что глобального потепления нет, просто на Земле чуть-чуть повышается температура. «Климатической науке следует стать менее политизированной, а политике в области климата - более научной», - подчеркнули авторы декларации. При этом отметили: требования избавить окружающую среду от углекислого газа и учинить какие-то дополнительные - «углеродные» - поборы ничем не обоснованы. Эти действия ограничивают доступ к энергетическим ресурсам, сдерживают промышленное и сельскохозяйственное производство, без развития которых растущее население Земли вряд ли выживет.

 

Да это в самодостаточных странах и без ученых всегда понимали. Те же французы и англичане послушно выполняли разные климатические соглашения, но при этом продолжали и продолжают у себя эксплуатировать и строить АЭС, ведут работы по повышению маневренности атомных электростанций, разработке новых реакторов. Правда, не настолько активно, как хотелось бы им. Но и это объяснимо: все упирается в деньги. Слишком уж дорогостоящие объекты – АЭС, да к тому же с рискованной окупаемостью. Мало кто из частных лиц захочет инвестировать в них. Поэтому атомные станции в мире строятся в основном или на государственные деньги, или под госгарантии.

 

Где же тогда продвигать зависшие на производственных складах ветряки? Правильно, в менее самодостаточных странах. И в этот критерий прекрасно вписалась Украина.

 

В чей карман веет?

Ветра у нас – всем ветрам на зависть. Дуют, как бешеные. Поэтому желание получать электричество из ветра у власти появилось не вчера, а лет 10 назад. Под это дело в сентябре 2012 года Кабмином была утверждена новая Энергостратегия до 2030 г., согласно которой должна стремительно расти доля производства электроэнергии из возобновляемых источников.

Тогда донорами для ветряков стали госпредприятия НАЭК «Энергоатом», ПАО «Укрэнерго» и ПАТ «Укргидроэнерго». Именно за их счет и в ущерб казне стали функционировать ветроэлектростанции (ВЭС). Здесь стоит пояснить, что в энергетике есть параметр, именуемый коэффициентом использования установочной мощности (КИУМ). У АЭС за год он составляет ориентировочно 80%, а если блоки как минимум месяц не останавливались, то показатель может составить и 100%. С КИУМ для ветрогенерации все гораздо сложнее. Помните библейское предание о бесполезности строительства Вавилонской башни?

 

Так же и с ветряками: установят конструкцию, а она ни дня не проработает. В итоге не то что убыток, а сплошное разорение. Но на помощь приходит доставшаяся в наследство Украине советская модель балансировки тарифа. Суть ее в том, что электроэнергия от ТЭС, ГЭС и АЭС сливается в один «котел» (ГП «Энергорынок»), благодаря которому выравнивается тариф.

Уже с добрый десяток лет тариф не столько выравнивается, сколько идет перераспределение прибыли в пользу частных ветроэлектростанций. По факту вся украинская «зеленая» энергетика - это распил казенных средств олигархами, владельцами ветряных парков. Таковых, подчинивших ветер своим карманам, в стране насчитывается 11, среди которых лидирует «Винд Пауэр» (ДТЭК). Этот холдинг массово покрыл приазовскую степь ветроэлектростанциями. Огорчает то, что когда профильные сайты оповещают о подписании каких-либо соглашений между украинскими компаниями и европейскими инвесторами на установку ветрогенераторов, то не указывают ни количества предполагаемых ветряков, ни стоимости проекта.

 

Уже по факту открытия готовых объектов становится известно, сколько да почем. В Запорожской области на сегодня насчитывается 52 ветроэлектростанции. Насколько известно, в Херсонской – 25. Также известно, что на сегодня украинская энергосистема обеспечена только на 4% «зеленых» киловатт (сюда входят не только энергия ветра, но и солнца, воды и биомассы). Не густо, но и то киловатты...

 

Сплошная «рвань»

Ветряк, в силу непостоянства генерации, работает эффективно только в составе генерирующих установок или сети, потому что непостоянную энергию ветра необходимо выравнивать. Поскольку государство не располагает техническими и финансовыми возможностями для строительства генерирующих установок, чтобы обеспечить потребности коммунального сектора, то остаются энергосети. Сейчас, когда ВЭС не так много и мощности в энергосистеме имеются, эта проблема не возникает остро, но что будет, когда ими окончательно «засеют» степи и побережья?

 

Кроме этого в «сетевом» случае использование ветряка экономически целесообразно только при высокой цене электроэнергии. Сети обязаны (!) купить втридорога не качественный энергопоток, а рваную генерацию (ветер же не всегда гонит стаи туч, а потому и энергии на «вентилятор» может не намотаться), на выравнивание которой придется дополнительно потратить уйму ресурсов и средств. Затем «незаметно» взвалить расходы по выравниванию генерации на народ в виде периодических подорожаний электроэнергии. Так что нам приходится дотировать за счет собственных средств не государственные, а частные ветростанции, оплачивая счета за электричество по увеличенному тарифу.

 

Также в дополнение к явному дотированию «втридорога за свет» действует еще скрытое, о котором недавно сказал глава НКРЭКУ Валерий Тарасюк: «Мы его (тариф на электроэнергию – ред.) платим в цене товара: за нас его платит хлебозавод, закладывая цену в хлеб, мы покупаем хлеб по завышенной цене». В общем, желаем всем нам не лишиться последнего на «зеленом» поприще.

 

Забытое здравое мышление

Член-корреспондент Британского Королевского института международных отношений Chathman House Малкольм Гримстон еще в 2012 году, когда началось активное движение «за ветер», высказал мнение, что Украине не следует спешить с тотальным переходом на ВИЭ. На одном из круглых столов в Киеве он сказал, что альтернативная энергетика (прежде всего, ветровые парки) уязвима из-за переменных климатических условий.

 

- Нельзя слишком полагаться на возобновляемые источники энергии, нужно иметь четкий запасной план – источник энергии, который будет использован в том случае, если остановятся ветряные фермы, - отметил Гримстон. В качестве примера он привел ситуацию лета 2003 года, когда из-за погодных условий на три недели остановились все ветряные фермы в Северной и Западной Европе. Также Гримстон говорил, что пока нет эффективных технологий аккумуляции энергии ветра и солнца, ветропарки и солнечные электростанции работают не на полную мощность, а в лучшем случае (в пик активности) на 30-40%. Поэтому затраты на стремительное наращивание доли возобновляемой энергетики в общем энергобалансе, отметил он, будут завышенными и неоправданными.

 

Пока наши элиты вкупе с европейскими наставниками занимаются либерализацией и «озеленением» энергетики, осваивая деньги налогоплательщиков, осыпается тепловая и атомная энергетика. В отсутствие энергобаланса делается упор на дорогие и ненадежные энергии солнца и ветра, которые совершенно не решают проблемы энергетической безопасности на случай прихода блэкаута (полного прекращения подачи электроэнергии). Заинтересованная элита в погоне за быстрой прибылью об этом забыла. Она даже не замечает, как западные партнеры только приветствуют добивание наших АЭС и ГЭС, когда и в эти генерации нужно тоже вкладываться. Но кого сие волнует, пока ветер в карманы надувает?

 

Не забываем об утилизации

Мало построить ветростанцию, нужно решить еще один «экологический» вопрос, который неминуемо последует: кто будет вкладываться в утилизацию лопастей ветрогенераторов после выработки их жизненного цикла? Сейчас их делают из композитов. От них несложно избавиться – в подавляющем большинстве случаев продукцию просто сжигают. Однако вред от сожженных лопастей сведет на нет саму идею ветрогенератора как «чистого» источника энергии. В ЕС с этим уже столкнулись – в ближайшие годы странам Евросоюза придется что-то делать с 12 тысячами турбин (лопастей, соответственно, будет не менее 36 тысяч), которые выйдут из эксплуатации. Пока что европейцы инвестируют Украину для установки «вавилонов», а захотят ли дать на их переработку?

 

Наталья ЕРМАКОВА

 

Источник Позиция

 

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.