Регистрация    Войти
Авторизация
» » » » Без купюр. Долгое эхо Второй мировой

Без купюр. Долгое эхо Второй мировой

Категория: Политика, Культура

Без купюр.  Долгое эхо Второй мировой  Одна из любимейших тем известного рода политиков, историков и публицистов – подписанный 23 августа 1939 года в Москве советско-германский Договор о ненападении. Точнее, некий «тайный протокол» к нему, в просторечии именуемый «Пактом Молотова-Риббентропа» (по фамилиям министров иностранных дел СССР и Третьего рейха).


«Домовленості між СРСР та Німеччиною... поклали початок Другій світовій війні» -, утверждают авторы учебника «Історія України» для 10-х классов А.Гисем и А.Мартынюк (Харків, вид-во «Ранок», 2018, с. 190). Аналогичная – почти слово в слово! - формулировка содержится в школьном учебнике истории В.Власова и С.Кульчицкого, изданном опять же в 2018 году.

Судя по всему, вышеупомянутые авторы ориентировались на Закон Украины №315 от 9.04.2015 «Об увековечении победы над нацизмом во Второй мировой войне 1939-1945 гг.», в котором четко прописано, что-де она «розпочалася внаслідок домовленостей націонал-соціалістичного (нацистського) режиму Німеччини та комуністичного тоталітарного режиму СРСР».

 

 

Затем была принята «Декларация памяти и солидарности Верховной Рады Украины и Сейма Республики Польша» №1704-VIII от 20.10.2016, в которой утверждается буквально следующее: «Пакт Ріббентропа – Молотова від 23 серпня 1939 року, укладений між двома тоталітарними режимами – комуністичним Радянським Союзом і нацистською Німеччиною, призвів до вибуху 1 вересня 1939 року Другої світової війни, спричиненої агресією Німеччини, до якої 17 вересня 1939 року долучився Радянський Союз. Наслідком тих подій була окупація Польщі Німеччиною і Радянським Союзом та масові репресії проти наших народів. Ті події призвели також до ухвалення в Ялті 1945 року рішень, які розпочали новий етап поневолення всієї Східної та Центральної Європи, що тривав півстоліття».

 

 

Как видим, авторы «Декларации…» (а это нардепы предыдущей каденции, то есть, по определению, «пламенные патриоты») не только осудили пресловутый «пакт», но и бросили очень серьезный упрек своим старшим партнерам и покровителям за «сговор в Ялте».Более того, действуя от имени всего украинского народа, они фактически объявили межвоенную Речь Посполитую, которая в 1921 году силой захватила Галицию и Волынь, чуть ли не своей родимой Отчизной. Поскольку же текст «Декларации...» был направлен в Совет Безопасности и Генеральную Ассамблею ООН, то такая, мягко говоря, странная позиция ее подписантов мгновенно стала притчей во языцех у мировой общественности.

 

 

Вне всякого сомнения, сей документ вызвал живейшее одобрение со стороны государств, имеющих ряд исторических претензий к Украине. Скверно то, что законы и декларации, принимаемые на высшем уровне, имеют юридически обязывающую силу.

 

 

Итак, что же представлял собой реальный, а не демонизируемый пропагандой советско-германский Договор от 23.08.1939? Каково действительное содержание «секретного протокола» к нему? Да и существовал ли «протокол» вообще?

Начать можно с того, что Договор о ненападении был составлен и подписан по инициативе Берлина, который хотел, среди прочего, заручиться нейтралитетом Кремля в запланированной немцами войне против Польши (план «Вайс» от 4.04.1939). Причиной резкого обострения польско-германских отношений стал отказ Варшавы передать Рейху населённый немцами «вольный город Данциг» и сухопутный «гданьский коридор», отделявший Восточную Пруссию (ныне территория Калининградской области РФ) от основного массива Третьей империи (ещё одна «мина замедленного действия», заложенная в Версальских соглашениях от 28.06.1919).

 

 

Если бы Польша согласилась на территориальные уступки, лишавшие ее выхода к Балтийскому морю, то план «Вайс» был бы отменен, Варшаву приняли бы в Антикоминтерновский пакт (Германия, Италия, Япония) и, скорее всего, сделали бы соучастником грядущего нападения на СССР. Однако 6 апреля Польша подписала с Англией конвенцию о взаимопомощи на случай войны, что показалось полякам железной гарантией от германского вторжения. В ответ 28 апреля Гитлер заявил о разрыве польско-германского Договора о ненападении от 26.01.1934 и англо-германского соглашения от 18.06.1935, которым ограничивались мощности немецкого военно-морского флота (Kriegsmarine).

 

Иными словами, с этого дня в Европе действительно запахло большой войной. Польско-французский договор о взаимопомощи от 15.05.1939 добавил струхнувшим было полякам иллюзий безопасности, и они вновь отвергли предложения СССР о военной помощи на случай вооружённого конфликта с Рейхом. Мол, «не хватало еще, чтобы восточные варвары топтали землю благородной и гордой Речи Посполитой!».

 

 

В этих условиях СССР инициировал в апреле переговоры с Парижем и Лондоном о заключении трехстороннего военно-политического союза, который защитил бы от агрессии не только Францию, Британию и Советский Союз, но и русофобски настроенную Польшу. Однако переговоры шли крайне медленно, так как «западные демократии» явно не желали брать на себя конкретных обязательств. Сталин понял, что Даладье (премьер Франции) и Чемберлен (премьер Британии) водят его за нос, «тянут резину», чтобы максимально ухудшить геополитическое положение СССР, а затем столкнуть в смертельной схватке Москву и Берлин.

 

 

В такой непростой ситуации 19 августа 1939 года советскому правительству поступило предложение Германии заключить Договор о ненападении. Отвергнуть его было бы непростительной самоубийственной глупостью. «Великие стратеги», которые нынче утверждают обратное,- либо «полезные идиоты», либо отпетые лжецы и негодяи.

 

 

Чтобы понять это, достаточно бросить взгляд на тогдашнюю политическую карту Европы. Да, на 23.08.1939 СССР и Рейх общей границы не имели. Но их отделяла друг от друга крошечная немощная Литва – еще более куцая, чем теперь. Пара-тройка часов для броска танковых колонн и мотопехоты. И это – в условиях незаконченной войны с Японией на Дальнем Востоке, незавершенного перевооружения и реорганизации Красной армии.

 

 

Что касается пресловутого «протокола», то никто из современных толкователей истории его никогда в глаза не видел. Впервые некий «секретный протокол» всплыл в ходе Нюрнбергского процесса 1946 года против главных нацистских преступников. На него ссылался адвокат подсудимых Рудольф Гесс. Однако в Нюрнберге никому из западных союзников и в голову не пришло объявить СССР «виновником развязывания Второй мировой войны».

 

Вторично тема «тайных протоколов» актуализировалась в ходе горбачевской «перестройки». В угоду тогдашней конъюнктуре Комиссия по политической и правовой оценке советско-германского договора, возглавляемая членом Политбюро ЦК КПСС Александром Яковлевым, заявила, что-де «протокол действительно был, но его оригинал не обнаружен». Тем не менее, этому весьма сомнительному «документу» дана официальная оценка, дискредитирующая СССР. Именно потому она благосклонно встречена на Западе, а среди поляков вызвала просто-таки неописуемый восторг. Дескать, «коль скоро пакт Молотова – Риббентропа изначально преступен, отдайте нам наши всходнии кресы!..».

 

... Итак, в архивах РФ и ФРГ оригинала «протокола» нет (есть якобы «точные копии»), однако сей псевдоисторический фантом как ни в чем ни бывало продолжают растаскивать на цитаты и тиражировать в несчетном числе публикаций. В том числе и в школьных учебниках истории, рекомендованных Министерством просвещения и науки Украины, а потому изданных за казенный счет. А именно налогов, уплаченных гражданами в госбюджет.

 

Сергей ГРИГОРЬЕВ