Регистрация    Войти
Авторизация
» » » » Как саботировали язык

Как саботировали язык

Категория: Позиция » Cтатьи » Политика

Как саботировали язык 

Присягаю – кожен зможе вчити дитину мовою батьків.

Виктор Ющенко, 23 января 2005 года.

 

Полтора года живет Украина в условиях действия закона «Об обеспечении функционирования украинского языка как государственного». Он вступил в силу 16 июля 2019 года и охватывает публичную сферу: на украинском должны говорить судьи, адвокаты, депутаты, чиновники, представители силовых структур.


 

Украинизация коснулась и культурной сферы, что ставит под глубокое сомнение ее дальнейший расцвет, например, в восточных областях с наиболее компактным проживанием русскоговорящих граждан.

 

Законодатели, конечно, понимают, что далеко не все украинцы изъясняются на государственном так, как хотелось бы. Даже те, кому это предписано в обязательном порядке. Предполагается, что в стране проживает 17,3% этнических русских (а говорит и думает на русаком языке уже більше половины населения), но вопрос «защиты мовы», по данным разных соцопросов, волнует лишь 4% украинцев. Видимо, для последних и написан данный закон. По мнению оппозиции, нынешний языковой закон нарушает ряд национальных и международных правовых норм, среди которых закон «О ратификации Европейской хартии региональных языков и языков меньшинств».

 

Если бы не желание Украины войти в Совет Европы, неизвестно, принята ли была бы Хартия. Это было главным условием для членства в европейской институции. После настойчивых запросов нашей страны на членство в СЕ в сентябре 1995 года Украина стала членом этой международной организации под обязательство в течение года ратифицировать Европейскую хартию. Ратификация – это процесс внутригосударственного утверждения подписанного международного договора, без которого документ не может вступить в силу.

 

Для Украины были прописаны рекомендации принять к исполнению европейские стандарты языковой политики, в частности решить вопрос «преобразования региональных языков и языков меньшинств в средство коммуникации в современной повседневной жизни». Международный документ был подписан в 1996 году, в 2003-м – ратифицирован, став частью украинского законодательства. Согласно закону о ратификации Европейской хартии региональный статус ВР предоставила белорусскому, болгарскому, гагаузскому, греческому, еврейскому, крымскотатарскому, молдавскому, немецкому, польскому, русскому, румынскому, словацкому и венгерскому языкам. Согласно ст. 29 Венской конвенции, эти языки получили региональный статус по всей Украине.

 

Для юридического завершения процесса присоединения страны к Совету Европы нужно было передать ратификационную грамоту в Брюссель. Но украинское Министерство иностранных дел не спешило этого делать. В 2005 году внешнеполитическое ведомство заявило, что перевод хартии в части защиты языковых и национальных меньшинств неправильный. В оригинале, дескать, этот пункт касается только исчезающих языков и языков коренных народов, а к ним украинское законодательство относило только караимский и крымско-татарский. В прессе тогда разразилась бурная полемика, в которую были вовлечены политики и ученые-лингвисты. Гвоздем преткновения оказался термин minority languages, который используется в оригинальном тексте хартии. После длительных дебатов удалось доказать, что с английского он переводится как язык национального меньшинства, и никакого альтернативного перевода не имеет. После того, как в МИД Украине убедились, что в международном документе речь идет о защите именно языков меньшинств и региональных языков ратификационная грамота в сентябре 2005 года была отправлена в Совет Европы.

 

1 января 2006-го, после десятилетней волокиты, Европейская хартия региональных языков вступила в силу. Но власть не спешила, а может, и вообще не собиралась ее выполнять. Украина практически не приняла ни одного законодательного акта по имплементации. Уже после вступления хартии в силу тогдашний президент Виктор Ющенко заявлял, что «темы регионального языка как категории, как определения не существует ни в Конституции, ни в законах Украины». А раз так, то «давайте моделировать языковую политику исходя из языкового поля Украины». К слову, и хартия отличается достаточным либерализмом. Согласно ее п. 2 ст. 2 государство должно ратифицировать минимум 35 пунктов части ІІІ Хартии «Меры, направленные на поощрение использования региональных языков или языков меньшинств в общественной жизни...».

И Украина выбрала для ратификации в этой части исключительно декларативные пункты, по которым почти не требуется государственная поддержка. Граждане Украины в рамках реализации европейских устремлений получили ряд прав в сфере использования своих родных языков. Об этих правах в украинском законе о ратификации содержится небольшой перечень пунктов хартии, по которым Украина обязалась обеспечить реализацию культурно-языковых прав своих граждан.

 

Предусматривалось, что только представители национальных (не путать с языковыми) меньшинств имели право на выбор языка обучения, отличного от обязательного украинского. Как мы понимаем, украинцу, белорусу, еврею, армянину, татарину, караиму и т.д. родное государство не гарантировало изучение русского языка. Также как болгарину изучать, например, венгерский. На деле же хартия, согласно части ІІІ, направлена на защиту как раз языковых меньшинств, а это более широкое понятие, нежели нацменьшинства.

 

Вот с такими «широкими полномочиями, правами и свободами» для нацменьшинств действует в нашем законодательном поле Европейская хартия, а наряду с ним перечеркивающий основополагающие принципы хартии закон о языке. Коллизию между действующими законами в прошлом году отметила Венецианская комиссия (Комиссия за демократию через право Совета Европы). В своем заключении она предписала украинской власти добиться баланса в языковой политике для того, чтобы языковая проблема не стала источником межэтнической напряженности в стране. Европейское ведомство предложило пересмотреть закон о языке и подготовить закон о меньшинствах после консультаций со всеми заинтересованными сторонами, включая представителей нацменьшинств и коренных народов.

 

Вместо этого по областным центрам Украины прокатилась волна лишений русского языка регионального статуса – Херсон, Николаев, Одесса, Харьков. Недавно в судебном порядке его лишилось Запорожье. Окружной административный суд признал незаконным решение местного городского совета от 5 июля 2006 года о предоставлении русскому языку статуса регионального. В 2017 году этот вопрос выносился на сессию Запорожского горсовета, но не набрал достаточного количества голосов для выпиливания русского языка из информационного пространства.

 

Отметим, что в соотвествии с законом Украины о ратификации Хартии статус регионального русскому языку был присвоен в 2006 году в городах, где численность нацменьшинств превышает 10%. Правовые признаки статуса регионального языка четко прописаны в Хартии: «Региональные и малочисленные языки должны соответствовать следующим критериям: традиционно использоваться на определенной территории гражданами данного государства, которые являются национальным меньшинством, и иметь существенные отличия от официального/государственного языка». Если русский существенно отличается от украинского, значит, проявлено неуважение к хартии. Или эти языки все-таки близкородственные? Ввиду такой крамолы стоит задуматься о правомочности судебного решения касательно лишения русского языка статуса регионального.

Также в Украине действует закон прямого действия – Конституция, где частью 3 статьи 10 гарантируется свободное развитие, использование и защита русского языка, других языков национальных меньшинств. Запорожский суд, получается, проигнорировал сразу два основополагающих закона.

 

Политика мультикультурализма, которая проводится в Европе, обеспечивает максимальное уважение ко всем культурным, языковым, этническим и прочим различиям. Сегодня Европейскую хартию региональных языков или языков меньшинств ратифицировало 23 государства. В Австрии, например, региональными языками являются хорватский (6,2 млн. носителей в мире), словенский (2 млн. носителей), венгерский (13,6 млн. носителей), чешский (12 млн. носителей), словацкий (5 млн. носителей) и ромский (4,8 млн. носителей). Другой пример – Румыния, где статус регионального языка имеют 20 (!) языков, среди которых – немецкий (100 млн. носителей), новогреческий (12 млн. носителей), итальянский (62 млн. носителей), турецкий (50,6 млн. носителей), русский (167 млн. носителей), украинский (47 млн. носителей). Кстати, украинский язык, приблизительное количество носителей которого – 47 миллионов, является региональным языком в четырех странах: в Румынии, Сербии, Словакии и Хорватии. Европейская хартия обязывает государства закрепить во внутреннем законодательстве и применять на практике совокупность юридических норм, гарантирующих политическую, административную и финансовую независимость муниципальных образований. Она также устанавливает необходимость конституционного регулирования автономии местного самоуправления.

 

Что мешает сделать местное самоуправление в Украине поистине независимым? При том, что у нас есть 130 этносов и более 100 языков.Большинство проживающих в стране в данный момент – это этносы, которые создавали это государство и которые живут на данной территории 500 и более лет. В свое время они получили неограниченное право пользоваться украинским языком. Осуществлено оно было еще на заре СССР. Конечно, обычным гражданам это было как-то безразлично: ну получили право, и ладно. Они были заняты делом поважнее – экономику поднимали. Не унималась другая категория общественности – им нужно, чтоб страна становилась «все украинистей и украинистей». Доборолись, что уже в Закарпатье венгерские гимны распевают.

 

Так вот именно местные власти должны осуществлять управление и делать свою работу в интересах своей неоднородной по национальному признаку общины. Не нужно голосовать в парламенте, принимать и отменять законы, достаточно просто придерживаться данных обязательств Совету Европы и неукоснительно выполнять нормы Европейской хартии. А пока что люди творчески воспринимают окружающий мир: обмениваются «приветиками» в соцсетях, травят на русском анекдоты, смотрят русскоязычный YouTube, пишут на заборе крепкие афоризмы русской транслитерацией, но при этом непрерывно думают на украинском языке. Закон, знаете ли, обязывает...

 

Наталья НЕСТЕРЕНКО

 

Источник Позиция

Написать комментарий
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Введите код: