Регистрация    Войти
Авторизация
» » » » Очистка от угольной «пыли»

Очистка от угольной «пыли»

Категория: Позиция » Cтатьи » Экономика

Очистка от угольной «пыли» Тот факт, что украинская экономика не выползает из состояния стагнации, уже давно никого не шокирует. Однако нужно понимать, что в целом экономика как таковая складывается из самых разных отраслей, многие из которых не только взаимосвязаны, но и взаимозависимы. То есть выбей из-под одной сферы деятельности стул, и вся структура хоть и не завалится, но накренится знатно. В принципе, как раз это и происходит в нашей стране десятками лет.


В Украине, несмотря на весьма «умелое» ею управление, экономика пока еще дышит. Но отдельные отрасли промышленности каждый год сползают по кривой все ниже и ниже. Например, угольная. Раньше нас всех убеждали, что она кормит страну – несмотря на то, что шахтеры месяцами не получали зарплату и периодически по этому поводу бастовали. А некоторое время назад выяснилось, что власть и вовсе собирается постепенно избавляться от этой обузы с добычей угля.

 

Уйти от зависимости

Проблема в том, что нечто подобное многие украинские правительства предпринимали неоднократно и, как можно догадаться, безуспешно. Вот и нынешняя власть решила не ломать традицию. Президент Владимир Зеленский дал распоряжение до 1 мая 2020 года реформировать угольную отрасль, а правительство «взяло под козырек», хотя сроки изначально были поставлены невыполнимые, и это понимали все. Но ведь самое главное было показать нашим западным партнерам соответствующее желание, а с реализацией обещаний у нас сами знаете как – через год на пятый.

 

Пока процесс ограничился тем, что в мае Кабинет министров создал Координационный центр по вопросам трансформации угольных регионов, куда войдут члены правительства, главы регионов, народные депутаты, представители угледобывающих предприятий, профсоюзов. Местные громады, в свою очередь, разработают инициативы и концепции проектов, которые помогут уменьшить зависимость от добычи угля. А все потому, что почти год назад правительство презентовало проект Концепции зеленого энергетического перехода Украины до 2050 года.

 

Для начала в Министерстве экономики и энергетики Германии предложили создать мультифонд для реформирования углевой отрасли Украины. Сами немцы изъявили готовность разжиться 20 миллионами евро – и призвали другие страны раскошелиться на эту «благую цель». Чуть позже подключилась и Великобритания, призвавшая Украину присоединиться к Безугольному альянсу. Эта созданная в 2017 году организация из более 20 государств (кроме британцев это Канада, Франция, Финляндия, Нидерланды, Мексика, два штата США и т.д.) собирается поэтапно отказаться от использования данного ресурса уже к 2030 году. Если, конечно, ничего не помешает.

 

Двустороннее вытеснение

8 октября премьер-министр Денис Шмыгаль провел первое заседание Координационного центра по вопросам трансформации угольных регионов. Он подчеркнул, что эта тема неоднократно поднималась на встречах с международными партнерами Украины. Министр развития громад и территорий Алексей Чернышов заявил, что этот проект подпадает под целую Инициативу трансформации угольных регионов для Западных Балкан и Украины, начатую в сентябре 2019 года под руководством Всемирного банка и Европейской комиссии, а также решений конференции ООН по изменению климата-2018.


Свою лепту внес и советник вице-премьер-министра по вопросам европейской и евроатлантической интеграции Украины Алексей Рябчин. Он уверен, что в течение 15-20 лет угольная отрасль прекратит существование, поскольку ее вытеснят возобновляемые источники энергии (ВИЭ). Советник также добавил, что с конца 2021 года Европейский инвестиционный банк не будет рассматривать новые финансовые вложения в проекты в сфере ископаемых видов топлива.

 

- Шахты закрыть - это, условно говоря, легко, у нашей страны есть такой опыт. Ты просто закрываешь шахту, выводишь оттуда оборудование и оставляешь там определенные водоотливы. А что делать с территорией? Что делать с людьми? Что сделать со всей инфраструктурой, которая была? Для этого и есть огромный накопленный опыт в Европе, и она готова делиться им и финансировать его реализацию, - говорит Алексей Рябчин.

 

Ну, положим, возобновляемая энергетика в Украине и так развивается семимильными темпами, и не только по воле нашего государства. Во-первых, как известно, такие условия диктует нам европейское сообщество. А во-вторых, премьер-министр Денис Шмыгаль ранее трудился в компании ДТЭК Рината Ахметова. А она сейчас весьма активно работает именно в направлении развития и внедрения ВИЭ, что как бы намекает – не Евросоюзом единым...

 

Переломный момент

По некоторым данным, мировые промышленные запасы угля составляют свыше триллиона тонн, то есть это гораздо больше, чем запасы других используемых человечеством энергоносителей. Более того, в планетарном масштабе данный ресурс сегодня является и самым востребованным, особенно в производстве такой необходимой всем нам электроэнергии. Но вместе с тем, именно уголь (и это следует признать) - самое грязное и экономически неэффективное топливо.

 

Уже сегодня эксплуатация более половины угольных ТЭС в мире обходится дороже, чем строительство новых мощностей на возобновляемых источниках энергии, если учитывать цены на углерод в странах с тарификацией выбросов. Кроме того, ученые утверждают, что сжигание угля вносит заметный вклад в глобальное потепление (в числе стран, которым следует полностью отказаться от угледобычи как раз ввиду сего фактора, называются США, Китай и Россия).

 

Собственно, по причине «загрязнительности» его и хотят – в отдаленной, правда, перспективе - исключить из перечня используемых людьми ресурсов. А отдельные страны и сообщества ратуют за это особенно рьяно. Возможно, поэтому в 2019 году глобальный объем производства электроэнергии за счет угля уменьшился на 3% - рекордное сокращение за последние 30 лет. А заодно с 2015-го число строящихся угольных электростанций в мире сократилось сразу на 84%. Словом, тенденция очевиднее некуда. При этом мировой рынок угля все же более конкурентоспособен относительно нефтяного и газового, поскольку его месторождения имеются на всех континентах, почти во всех странах, а добыча ведется во многих регионах. В том числе и на территории нашего государства.

 

Куда деваться?

В данной ситуации Украина натурально оказывается между молотом и наковальней. Избавляющаяся от «тяжести» угля Европа грозит пальцем: ребята, вы же подписали Парижское климатическое соглашение – просто так с крючка не сорваться. Даже если представить, что у нас откуда-то чудесным образом «нарисуются» многие миллиарды долларов-евро помимо кредитных средств, модернизировать угольную отрасль Украина за оставшиеся 30 лет все равно элементарно не успеет. Посему остается подчиняться и следовать заданному курсу. Но это же по принуждению, а насильно мил не будешь...

 

Кроме того, в нашей стране есть несколько десятков шахтерских городов (более 60), жизнь которых полностью заточена и, соответственно, зависит от добычи угля. Десятки или даже сотни тысяч людей постепенно будут лишаться средств к существованию. А учитывая аховую ситуацию с работой в Украине, большинство из них метнутся на биржу труда и какое-то время будут тянуть из госказны немалое пособие. А между тем, это у нас около 4% мировых доказанных запасов угля - приблизительно 33,9 млрд. тонн. Правда, куда их теперь девать – вопрос из разряда риторических.

 

Точно такой же, как быть государству с шахтерами и их семьями по мере того, как будет приближаться «час Х». Сомнительно, что власть просчитала свои ходы на много лет вперед, тем более что она имеет свойство меняться. А преемники обычно начинают гнуть свою линию. Хотя сомнительно, что зарывшаяся в долгах Украина посмеет рыпаться на мировое сообщество, которое нам эти деньги и одалживало, а иногда и «просто» давало. То есть если смотреть правде в глаза, отечественной угольной промышленности осталось не очень долго. А представляемые властью «концепции» - не что иное как попытка предотвратить бунты уже сейчас. Вот только надолго ли хватит этих увещеваний?


Положение «монстров»

На начало 2020-х наблюдается высокая неопределенность относительно перспектив международного угольного рынка: снижение спроса на ресурс в экономике Евросоюза будет компенсироваться ростом объема импорта в странах Южной и Юго-Восточной Азии, а также Ближнего Востока и Африки. Но как себя сегодня чувствуют пока еще крупнейшие поставщики и потребители угля?

 

Многие десятилетия в США он считался не только главным источником электроэнергии, но был основой национального богатства страны. И сейчас не менее трети производства тока здесь аккумулировали именно угольные электростанции. Аналитики уверены, что к 2035 году США будут по-прежнему получать 39% своей энергии из угля, хотя DeutscheBank прогнозирует, что доля его все-таки упадет до 20% к 2030 году.

 

И последний, пожалуй, ближе к истине. Дело в том, что за годы президентства Дональда Трампа в США закрылись 39 ГВт угольных электростанций, причем не было построено ни одной новой большой электростанции. И это в стране, где еще в конце 2000-хна уголь приходилась почти половина генерации!

 

Более того, в двух американских штатах – Иллинойс и Огайо – к 2027 году готовят к выводу из эксплуатации сразу 7 крупных угольных теплоэлектростанций суммарной мощностью 6,8 ГВт. В качестве одной из причин для принятия такого решения владеющая ими компания Vistra указывает нерентабельности работы. Также большую роль играет чрезмерное наращивание новых видов энергоресурсов, снижение цен на газ, экологические стандарты и внерыночные субсидии.

 

В 2011 году Китай стал крупнейшим производителем электроэнергии в мире, обогнав все те же США. В Поднебесной до недавнего времени сгорало около половины всего угля, потребляемого в мире. Однако замедление темпов роста промышленности привело к уменьшению этого показателя. И хотя в Китае вынашивают масштабные планы по развитию угольной энергетики, в последнее время генерирующие мощности в стране избыточны, в прошлом году начались первые банкротства. Тогда же был разработан план по объединению пяти крупнейших компаний сектора угольной электроэнергетики с последующим сокращением их генерирующих мощностей на треть. Кроме того, пик выбросов СО2 в Китае наступит уже в 2021-2025 годах, то есть угольная энергетика все равно будет сокращаться. Такие дела...

 

Наши показатели

Последние два года в государственном бюджете Украины не предусматривались средства на державную поддержку угледобывающих предприятий и на частичное покрытие расходов по себестоимости готовой продукции – в бюджетах на 2019-2020 годы такой статьи не было. В 2015-м на эти цели выделили 400 млн грн, в 2016-м – 1,1 млрд грн, в 2017-м – 1,7 млрд грн, в 2018-м – 1,4 млрд.

 

На реструктуризацию угольной отрасли в госбюджете-2015 было заложено 1,1 млрд грн. Следующие два года сумма резко снизилась: 305,6 млн грн – в 2016-м и 568,1 млрд грн – в 2017-м. В бюджете-2018 на реструктуризацию заложили 1,3 млрд грн, в 2019-м – 2,6 млрд грн, в 2020-м – 3,6 млрд грн. Кроме того, в последние годы средства выделяют и на ликвидацию неперспективных угледобывающих предприятий.

 

После оккупации Донбасса, где сосредоточено большинство угледобывающих предприятий Украины, добыча значительно снизилась. В 2015 году всего было добыто 39,7 млн тонн каменного угля, в 2016-м – 40,9 млн тонн, в 2017-м – 34,9 млн, в 2018-м – 33,3 млн, в 2019-м – 31,2 млн. При этом уровень добычи угля частными шахтами гораздо выше. С 2015 года себестоимость добычи угля на государственных шахтах выросла в два раза: тогда было 2 тыс. 68 грн за тонну, в 2019-м – уже 4 тыс. 258 грн. В то же время индикативная цена на уголь для нужд энергетики составляла в прошлом году 2,8 тыс. грн за тонну.

 

Максим КОРОБЕЦ

 

Источник Позиция