Регистрация    Войти
Авторизация
» » » » «Фанатик и бандит...»

«Фанатик и бандит...»

Категория: Позиция » Cтатьи » Политика

«Фанатик и бандит...» 1 января часть наших сограждан, именующих себя «настоящими патриотами Украины», отметят очередную годовщину со дня рождения Степана Бандеры – иконы и символа радикального украинского национализма (у его нерадикального крыла – другие олицетворения). Эту дату отмечают шумно – факельными шествиями по центральным улицам крупных городов и выкрикиванием лозунгов, вызывающих острое недовольство в Израиле, Польше и России. Да и у многих граждан Украины тоже. До 2014 года такие шествия иногда сопровождались стычками с антифашистами. Поскольку же с тех пор левый фланг в нашей стране зачищен, необандеровцы чувствуют себя теперь вольготно.


Что именно среднестатистический homo ukrainicus знает о Бандере? Если потянуть такого эрудита за язык, то услышим в ответ набор комплиментарных штампов и клише. Дескать, верный сын украинского народа, несгибаемый борец за державность и соборность, узник польского империализма и германского нацизма, непримиримый враг Москвы, убиенный ее агентами - и т.д., и т.п. В общем, для нашенских национал-романтиков – действительно «Боевое Знамя» (такова этимология родового имени Бандера).

 

В одном могу согласиться с ними. А именно в том, что Степан Андреевич и впрямь был человеком по-своему незаурядным – смелым, бесстрашным, целеустремленным, волевым. Харизматичным, что для политического лидера является необходимейшей чертой. Однако такими свойствами обладали все без исключения авторитарные вожди, принесшие человечеству неисчислимые бедствия. Что касается конкретно Бандеры, то полковник абвера (военной разведки и контрразведки Третьего рейха) Эрвин Шольце, куратор подрывной деятельности украинских националистов против Польши и СССР, характеризовал его так: «По характеру энергичный. Карьерист, фанатик и бандит».

 

Бандере не суждено было стать главой национал-тоталитарной украинской державы, хотя такую заявку его сторонники

официально озвучили 30 июня 1941 года в оккупированном немцами Львове, во время провозглашения небезызвестного «Акта...». Тем не менее, боевики революционного крыла ОУН (ОУН (б)), действовавшие от имени и по поручению своего «Провідника» (т.е. «Вождя»), во время войны совершили такое количество ужасных по своей зверской жестокости преступлений (в основном против гражданского населения Западной Украины и Беларуси), что не всякая государственная машина уничтожения смогла бы угнаться за ними. По разным данным, жертвами системного геноцида и террора стали от 100 до 500 тысяч человек, в основном евреи и поляки.

 

Безжалостно расправлялись и с этническими украинцами, ежели те проявляли малейшее неподчинение «партии государственников», как любили величать себя бандеровцы. Селян, норовивших увильнуть от насильственной мобилизации, пороли шомполами. Если «не доходило» - ставили к стенке. Парадоксальный факт: едва ли не первыми жертвами «революционеров-державников» стали их недавние соратники по националистическому подполью Николай Сциборский (идеолог украинского фашизма, между прочим!) и Емельян Сеник – сторонники той части ОУН, которая сохранила верность легитимному лидеру Андрею Мельнику и не пошла за раскольником-бунтарем Степаном Бандерой. Затем массовой экзекуции подверглись «казаки» Тараса Боровца-Бульбы – создателя первой (т.е. настоящей) Украинской повстанческой армии. Недаром с лета 1943 года Тарас Дмитриевич сделался страстным обличителем фашистских функционеров ОУН(б).

 

Возразят: дескать, к этой кровавой бойне, имевшей место на Волыни, Полесье, в Галиции и Беларуси, «пан Стефко» не имеет никакого отношения, так как с 5 июля 1941 года и почти до конца войны он находился в заключении – как раз за свой отказ дезавуировать несогласованный с немцами «Акт восстановления Украинской державы». Утверждают также, будто в тот период Степан Андреевич не имел оперативной связи со структурами ОУН (б), действовавшими на оккупированной территории Украины и Польши («Варшавского генерал-губернаторства»). Якобы всеми реальными делами от его имени вершили Николай Лебедь (он же шеф печально знаменитой Службы безопасности ОУН), командующий Украинской повстанческой армией Роман Шухевич и другие видные ветераны «визвольних змагань» с богатым довоенным стажем.

 

Однако такие оправдания рассчитаны на простаков. Как теоретик и политический лидер Бандера несет всю полноту персональной ответственности за злодеяния не только своих единомышленников и ближайших соратников, но и рядовых боевиков, запятнавших себя преступлениями против человечности. Вегетарианец Адольф Гитлер тоже вряд ли лично убивал разного рода «недочеловеков». Однако его вина как подстрекателя и организатора ужаснейшей мировой катастрофы неоспорима.

 

Более того, еще будучи студентом Агрономического отделения Львовской политехники, ни дня не работавший сын зажиточного униатского священника С. Бандера принимал личное участие в планировании и осуществлении целого ряда резонансных политических убийств. Причем мишенями боевиков-террористов становились либо видные чиновники Речи Посполитой, выступавшие за нормализацию польско-украинских межэтнических отношений (как, например, министр внутренних дел Бронислав Перацкий), либо галичане - сторонники ненасильственного, компромиссного решения украинских проблем в рамках существующего порядка (среди них – директор Львовской государственной украинской академической гимназии Иван Бабий).

 

Такая избирательность не случайна. В конце 20-х – начале 30-х годов новое польское правительство искало примирения с пятью миллионами своих украинских подданных. Да и многие украинцы желали того же. В случае успеха такого диалога подпольно-террористическая ОУН потеряла бы ореол «самозабвенного борца за все святое», утратила бы влияние в массах, прежде всего среди молодежи. Что в планы самозваных «отцов нации», конечно, не входило.

 

В новейшей истории Украины «вдохновляющий пример героев ОУН» тоже сыграл зловещую роль. Оба майдана, война на Донбассе, потеря Крыма и перманентное гражданское противостояние внутри нашей страны, конфликты с большинством соседних государств, экономический коллапс – дело рук радикальных националистов, полагающих, будто им «позволено абсолютно все». В том числе любая глупейшая авантюра, больно бьющая по самой Украине. И это лишь «цветочки». Как уверяют праворадикалы, «все только начинается – самое интересное впереди».

 

Очевидно, имеется в виду установление откровенно авторитарного режима, фактически диктатуры (пусть даже многопартийной – лишь бы провластные партии были «национально сознательными»). Понимают ли это молодые люди, задорно орущие «Бандера прийде – порядок наведе!», зигующие своим парамилитарным предводителям? Или кто-то всерьез полагает, будто «революционная национальная диктатура» будет плющить исключительно «ворогів рідної Неньки»? Пусть вспомнят, чем кончил пламенный патриот Эрнст Рем, создатель и вожак штурмовых отрядов Немецкой национал-социалистической рабочей партии. А заодно и поразмыслят, действительно ли они лично готовы умирать за бандеровский вариант пресловутой «соборности», то бишь воевать за «возврат в состав Украины всех ее этнических земель»?

 

И, наконец, завершающий штрих к портрету контраверсийого кумира наших скорбных дней. Этот новоявленный «Герой Украины», он же агент абвера с оперативным псевдонимом «Серый» (или «Консул-2») пытался прикарманить 2,5 млн рейхсмарок, которые незадолго до начала Второй мировой войны гитлеровские спецслужбы передали ОУН для ведения подрывной работы против Польши. Почему-то эти деньги оказались на личном счету С. Бандеры в швейцарском банке. Мыслимо ли представить себе, чтобы циничный прагматик Ульянов-Ленин «закрысил бабки», полученные от немцев для разжигания революционного пожара в России?

 

Сергей ГРИГОРЬЕВ

 

Источник Позиция


Написать комментарий
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Введите код: