Регистрация    Войти
Авторизация
» » » » Народовластие, или Советский «одобрямс»?

Народовластие, или Советский «одобрямс»?

Категория: Позиция » Cтатьи » Политика
Народовластие, или Советский «одобрямс»?В Украине последние годы очень модно гордо кричать о перспективах отечественной демократии и рвать на себе рубашку, доказывая, что лучшего для нас придумать сложно. Тем не менее, реально этой самой демократии у нас никогда и не было, а ее образ в нашем информационном пространстве уж больно извращен борцами за народное доверие. Настоящая демократия как народное правление зыблется вовсе не на политических лозунгах, а на активном участии народа в принятии решений, в частности, через такую непривычную для нас процедуру как референдум. В чем же истинная «соль» прямой демократии и насколько мы с вами сегодня готовы брать власть в свои руки? 
  

Референдум как форма народного голосования за общественно важные вопросы существует давно и является закономерным ответом на развитие политики в старушке Европе. Еще в период становления буржуазных отношений стало понятно, что монарх должен делиться полномочиями с активной и влиятельной частью населения – буржуазией, которая стала непосредственно влиять на принятие решений. Так произошел первый в мире референдум 1449 года в швейцарском кантоне Берн по финансовому положению этого региона. В дальнейшем процедура референдума стала уверенно проникать в европейское законодательство, наделяя народ правом решать порой судьбоносные для государства вопросы. Настоящий парад референдумов наблюдался после Второй мировой войны, что было вызвано, в том числе, и решением вечно актуального национального вопроса.

 

Откуда же у европейцев такая тяга к систематическому вбрасыванию бюллетеней в урну? Ответ вполне логичен – в Европе веками устанавливалась культура компромисса при принятии решений. Власть под страхом народных волнений, социальных конфликтов, национальных восстаний и других не сильно приятных для нее явлений вынуждена была устраивать сие торжество демократии с завидной периодичностью. Да, в то время, когда мы эти вопросы решали закручиванием гаек и откручиванием кому-нибудь головы, чудаки-европейцы устраивали подобные демократические процедуры.

 

Настоящей цитаделью референдумов в Европе является Швейцария. Эта страна насчитывает несколько тысяч референдумов, порой проводящихся чуть ли не каждую неделю. Спектр вопросов самый разнообразный: от количества военных баз на территории страны до создания паркинга для жриц любви. Фактически, территориальная община там сама по себе управляет определенной территорией, проводя местные референдумы, которые могут перерастать и в национальные. Как вы понимаете, роль и значимость государственной машины в такой стране, мягко говоря, несопоставима со статусом нашей чиновничьей братии.

 

Как посмотришь, ну не референдум, а сказка, у меня уже рука за бюллетенем потянулась, но… Давайте не спешить с выводами.

 

Опасная игрушка в руках народа


Даже легкого исторического экскурса вполне должно хватить, чтоб несколько попридержать очередные хваленые эпитеты в адрес референдумов. Истину глаголет русская мудрость о том, что всего хорошего должно быть понемножку. Здесь это более чем показательно. Что уж там говорить, уже упомянутая нами Швейцария, которая является эталоном в подобной процедуре, за тридцать пять лет прошла путь от голосования за политически права и пенсионные гарантии в 1977 году до улучшения условий работы проституток в 2012 году. По-моему, критерий деградации налицо, что явно не красит механизм волеизъявления, являющийся формой прямой демократии.

 

Пойдемте дальше. Чрезмерное увлечение демократическими «цацами» в условиях сложного кризисного и переходного времени сыграло со многими европейскими странами злую шутку, доведя их до политического кризиса. Речь идет о референдумах в Албании (1994) и Молдове (1999).

 

Как пример двойной сущности референдумов можно привести период правления Гитлера в Германии, который тоже любил позаигрывать с народом, давая ему иллюзию того, что он что-то решает. Так, Гитлер за годы своего правления провел целых три референдума (1933-го, 1934-го и 1939 годов).

 

Как же так получается, что максимально гуманная и открытая для компромиссов процедура оказывается могильщиком политической стабильности? Мы уже говорили о чувстве меры – это первая существенная причина. Если даже народ максимально образован, сознателен и ответственен, он неизбежно начинает деградировать под действием стадного эффекта. Народ должен заниматься гражданскими делами и давать возможность власти заниматься делами политическими. Власть же должна периодически проходить проверку на выборах. Такова природа мира политики, доказанная классиками. Иначе демократия неизбежно превращается в охлократию (власть толпы).

 

Во-вторых, соблазн узнать народное мнение у власти возникает не после того, как яблоко на голову падает. Это, как правило, уже критическая ситуация. А в критических ситуациях возникают и соответствующие риски. Поэтому, вынося на референдум сложные и порой задевающие человеческое достоинство вопросы (язык, национальный статус), власть толкает общество на конфликт. А если государству не свойственна культура компромисса (уж, извините, не все в университетах обучались), то приступ народного гнева вполне прогнозирован. А при референдуме по-другому быть не может. Одна сторона выигрывает – другая обязана смириться. А если это 51% на 49%? Вот и подумайте, стоит ли тревожить пчелиный улей?

 

Поэтому чувство меры и ситуации – это архиважные условия для проведения референдума.

 

Отечественный псевдоопыт


Хоть мы с вами уже и подчеркивали, что референдум для Украины есть своего рода ноу-хау, тем не менее, опыт его проведения мы имеем. Вопрос только, какой опыт и насколько эти события стали значимыми для страны?

 

Итак, за всю историю Украины имели место быть три референдума: два в 1991 году и один в символичном 2000-м. Референдумы 1991 года, один из которых являлся  всесоюзным, были посвящены определению политического статуса Украины. Как вы понимаете, советская модель, которую можно оценивать по-разному, уж точно не предполагала наличие у народа своего «особого мнения». Поэтому логика обоих референдумов представляла собой торжество принципа «партия сказала – надо, комсомол ответил – есть». Так оно и было. На всесоюзном референдуме в марте 1991 года 70% украинцев проголосовало за сохранение СССР. Но уже через восемь месяцев на всеукраинском референдуме, который инициировала уже украинская власть, народ снова ответил «есть» только уже диаметрально противоположного толка. В декабре 1991 года более 90% украинцев высказались за развал СССР. Можете оценить всю силу народной логики. Ну, да ладно. Это ж было, как сейчас говорят, после 70-летней идеологической обработки «тоталитарной античеловеческой машины». Но у нас-то имелся и дубль №2, уже в независимой и «демократичной» Украине.

 

16 апреля 2000 года по инициативе президента Кучмы был проведен всеукраинский референдум, который должен был решить целый ряд вопросов по реформированию государственной системы. Уж куда демократичней? Вот и была возможность реально повлиять на будущее страны. Но, хотели как лучше, а получилось…а ничего не получилось. Из четырех вынесенных на референдум вопросов наш народ поддержал все. За каждый пункт уровень поддержки переваливал за 80%. А это были такие вопросы как создание двухпалатного парламента, сокращение числа нардепов до трехсот человек, ограничение депутатской неприкосновенности. Очень многое из этого мы толчем в информационном пространстве и по сей день. А оно, оказывается, уже проголосовано. Что же стало на пути народного волеизъявления? Банальный политический «развод», к которому мы все уже давно привыкли. Верховная Рада не закрепила результаты референдума. И что? Где были народные протесты и стремление отстоять свой выбор, свое право что-то «решать». Чисто украинское «немає, а значить, і не потрібно» показало себя во всей красе. И о какой сознательности мы можем говорить? Нам до нее еще расти и расти. Но фундамент уже пора закладывать.

 

Рихтовка под национальные особенности


Естественно, в современном мире игнорировать такую процедуру как референдум, ссылаясь на то, что мы какие-то не такие, это значит подписываться под своей неполноценностью. А вот попробовать адаптировать механизм референдума под наши особенности, параллельно прививая населению новую гражданскую культуру – это уже совсем другое дело.

 

Давайте сразу определимся. Третий раздел Конституции Украины четко гарантирует народу возможность участия в референдуме. Но для того чтобы не получилось так, как в 2000 году, эту гарантию еще нужно конкретизировать законом. Попытки чего и имели место быть в недавнем прошлом. Пока Закон «О всеукраинском и местном референдуме» был принят в апреле 2011 года лишь в первом чтении и отложен до лучших времен. Законопроект хоть и является скандальным и неоднозначным, все же пытается внести в проблему референдумов хоть какую-то ясность. Что ж, посмотрим, чем власть готова поделиться с народом. Если мы отталкиваемся от того, что наши люди пока еще не готовы в полной мере брать на себя ответственность за те или иные решения, давайте пойдем по пути – от меньшего к большему. Местный референдум – основополагающая форма прямой демократии, а также составная часть процесса федерализации страны. Почему бы и не начать развитие этого механизма именно снизу вверх. Пусть люди имеют право решать общие проблемы, которые в отличие от того же двухпалатного парламента или сеющего рознь языкового вопроса им максимально понятны. Глядишь, и не будет больше таких прецедентов как застройка Андреевского спуска и дерибана земли в регионах. Дайте территориальным общинам высказаться по таким острым вопросам. Я уверен, уровень адекватности и ответственности за подобные решения будет на достойном уровне. Если мы так привыкли к тому, что «наша хата скраю», то дайте людям решать те вопросы, которые имеют к этой самой хате непосредственное отношение. А не прикрывайтесь народом при проведении политических махинаций.

 

Подобная дорога к обретению настоящей демократии имела бы перспективу, другой вопрос – готовы ли сегодня наши власть имущие отдать народу рычаги управления там, где как раз и проворачиваются основные коррупционные схемы и уже давно есть свои местные «царьки»? Большой вопрос.

 

Ну, а в остальном нужно помнить, что референдум – это далеко не панацея и есть вещи, которые приносят куда больше пользы, чем «буря в стакане», которую пытаются преподнести как событие национального масштаба. Например, ответственный выбор народного депутата и ежедневный честный труд на благо своей семьи и общества.

 

Виталий ФИЛИППОВСКИЙ, политический аналитик