Регистрация    Войти
Авторизация
» » » » Летописи против «системы зависимости»

Летописи против «системы зависимости»

Категория: Позиция » Cтатьи » Культура

Летописи против «системы зависимости»Украина сегодня переосмысливает свое место в мире и в истории. Публикуются различные взгляды историков на происхождение и пути развития украинской нации, подчас очень спорные и тенденциозные. Но, как показывает практика, спорными тенденциями грешат не только наши историки. В связи с этим, недавно удивили их российские коллеги, переименовав «татаро-монгольское иго», которое фигурировало в российской историографии с незапамятных времен и которое не оспаривалось советскими учеными, в некую «зависимости русских земель от Золотой Орды». В чем причина такой «смягченной» трактовки? Неужели вирус «политкорректности», занесенный из-за океана, поразил и российских представителей исторической науки? В этом попытался разобраться автор ПОЗИЦИИ. 

 

На сайте Российского исторического общества размещен окончательный вариант концепции нового учебно-методического комплекса по отечественной истории. Он должен послужить основой для единого учебника. В концепции отсутствует устоявшееся понятие «татаро-монгольское иго», вместо него – «ордынское иго», упоминаемое всего лишь один раз и только в скобках. В документе преимущественно говорится просто о «зависимости русских земель от Золотой Орды», но без упоминания о татарах. По данным СМИ, на этом настояли историки Академии наук Татарстана.

 

Однако хранительница исторической правды Русская Православная Церковь выступает против «мифологизации» истории татарскими учеными, о чем заявлено на сайте «Дух христианина». По мнению служителей Церкви, понятие о татаро-монгольском иге никуда не исчезнет из русской истории. В качестве аргумента приводятся летописные своды об этих чудовищных набегах.

 

Лаврентьевская летопись повествует о завоевании территории нынешнего Татарстана ордами Батыя: «В лето 6744 (1236 от РХ. – Ред.)… пришли с восточной стороны в Болгарскую землю безбожные татары, и взяли славный Великий город Болгарский, и перебили оружием всех от стариков до юных и младенцев…». Согласно древним источникам современное население Татарстана – это не коренные его жители, а потомки завоевателей. Коренное же население было уничтожено оккупантами.

 

Русь попала в «систему зависимости от ордынских ханов» «в лето 6745 (1237 от РХ. – Ред.)… Пришли с восточной стороны на Рязанскую землю безбожные татары и начали разорять; после этого пошли на Коломну…». Далее взяли Москву, потом пал Суздаль и Владимир. Орды татаро-монгол (по официальной версии) двинулись на Псков и Новгород, но из-за погодных условий не смогли до них дойти и повернули на восток. На обратном пути в марте 1238 года во время половодья подошли к Козельску и две недели безуспешно штурмовали его, наконец, взяли, сравняли с землей и перебили все четыре тысячи жителей. И оттуда уже вернулись в Сибирь и Монголию.

 

В 1239 году татаро-монголы сравняли с землей Чернигов и Переяславль Русский, а в 1240-м – мать городов русских Киев. Лаврентьевская летопись лаконично фиксирует события. Все было, как и повсюду на Руси – татаро-монголы взяли город, поубивали жителей, разграбили имущество, сравняли с землей храмы и постройки. Потом они захватили Галицко-Волынское княжество. Князь Даниил Романович Галицкий, возвращаясь с братом из Польши, где они укрывались от оккупантов, «не смогли идти по полю из-за смрада и множества избиенных, никого во Владимире Волынском не осталось в живых; церковь Святой Богородицы наполнена мертвыми телами».

 

Папский легат Плано Карпини, который шесть лет спустя после погрома ехал в орду через Киев, отмечал в своих записках, что эта древняя столица Руси превратилась в деревню из двухсот дворов, жителей которых татары держали в жестоком рабстве. И даже спустя шесть лет по городу были разбросаны «бесчисленные головы и кости». Ту же картину он видел и в поле, где кругом лежали косточки непогребенных убитых русских людей.

 

Раскопки современных археологов Михаила Каргера и Петра Толочко подтверждают летописные сказания и свидетельства современников. Кругом – разрушенные храмы, дворцы, дома и кости насильственно убитых русских людей от стариков до грудных младенцев. Таково было начало 250-летнего рабства и татаро-монгольского ига на Руси.

 

По свидетельствам историков, татаро-монгольское разорение было настолько ужасным, что во многих городах прервалось летописание, потому что летописцы были перебиты. Только в Ростове Великом продолжалось ведение общерусской летописи, но записи сделались краткими, поскольку уже не существовало связи с другими русскими городами и княжествами и сведения были отрывочными.

 

Иго и рабство длилось долгих два с половиной столетия. Набеги орды периодически повторялись. Только за одно правление святого благоверного великого князя Олега Ивановича Рязанского, современника святого Дмитрия Донского, его княжество подвергалось разорению двенадцать раз. Вот так выглядела «система зависимости русских земель от ордынских ханов». И только сто лет спустя, после Куликовской битвы 11 ноября 1480 года, татаро-монгольское иго окончательно было сброшено.

 

Сегодня «золотая орда» считается империей, а Чингисхан не завоевателем, а реформатором. Такую точку зрения высказывают многие либерально настроенные историки, перечеркивая тем самым факт наличия геноцида и упадка всех сфер жизни значительной территории евразийского континента. Вот так, к огорчению сторонников классической историографии и православных, повеял в РФ ветер истории.

 

На территории Украины сегодня проживают примерно четверть миллиона татар. Наиболее плотно – в Крыму. Их прародителями считаются половцы – кочевой народ, пришедший на Русь из Средней и Центральной Азии. Впервые стали появляться у наших границ с 1055 года, и вплоть до 1239 года «своей» земли не имели, а жили за счет грабежей и сбыта краденого. Традиционно занимались скотоводством.

 

Когда на территорию Таврии (первоначальное название Крымского п-ва. – Ред.) пришло монгольское войско хана Бату, то татары присоединились к супостатам Руси и образовали Крымский улус Золотой Орды.

 

В случае пересмотра исторической концепции для наших школьных учебников, скорее всего, крымские татары в разряд завоевателей не попадут. Не сильны они были в военном деле, однако в торговле людьми толк знавали. По историческим данным, на невольничьих рынках в Крыму за период XV–XVIII вв. одних только славян было продано 2–3 миллиона душ. Сколько их было продано ранее – одному богу ведомо. Современные историки не располагают точными сведениями о количестве рабов, прошедших через крымские невольничьи рынки, так как никакой статистики никогда не велось.

 

С распадом Золотой Орды в середине XV века в Крыму возникло независимое ханство местных татар. Через некоторое время оно стало вассалом Османской империи. Черноморская работорговля перешла в руки татар. Структура рынка практически не изменилась, но теперь основным импортером стала Турция. Многие русские купцы начали промышлять добычей рабов в северных финских землях для их дальнейшей перепродажи в Крыму. В середине XVI века именно представители угро-финских племен составляли львиную долю рабов на невольничьих рынках Крыма. Средняя цена финского раба составляла 10 копеек (дворянин на службе у русского царя в это время получал 40 копеек в месяц).

 

В эпоху средневековья на невольниках пытались заработать очень многие. Так, во времена Руины (гражданской войны на Украине в середине XVII века) гетман Петр Дорошенко продавал на крымских рынках семьи казаков, пытавшихся перейти на сторону его противника Ивана Самойловича.

 

Особо продаваемые татарами были жители современных России, Украины и Польши. Большинство из них переправляли в Стамбул для перепродажи.

 

Трудно отрицать последствия бед от ордынского насилия. Накатившая на Русь татарщина, с ее поборами в виде дани и выдачей «ярлыков» на княжение, породила систему бюрократического деспотизма и взяточничества, которые до нынешнего времени «аукаются» в нашем обществе. Золотая Орда оторвала Русь от европейского корня, сломала процесс становления буржуазных отношений и укрепления института частной собственности. Не отсюда ли наше завистливо-враждебное отношение к тем, кто сумел обустроиться и жажда поиска лучшей жизни где-там «за горизонтом», но только не у себя дома?