Регистрация    Войти
Авторизация
» » » » Мыс Бедствие и гора Печаль

Мыс Бедствие и гора Печаль

Категория: Позиция » Cтатьи » Культура
Мыс Бедствие и гора Печаль

Заключительным аккордом о вечнозеленой Австралии стала глава записок запорожского путешественника, где он знакомит нас с уникальными джунглями далекого континента. По словам писателя, самостоятельное посещение тропического леса оставило самое яркое впечатление. «Я впервые побывал в джунглях без сопровождения, на свой страх и риск», – говорит Василий Иващенко.

 

... Ну а теперь дальше, на север, к мысу Трибьюлейшн, что означает «мыс Бедствие». На ночевку я остался прямо в джунглях, где поселился в домике. В номере был кондиционер, все остальное волновало куда меньше. После короткого отдыха прошел на пляж, определил, что купаться здесь можно. Правда, висело предупреждение о медузах – их ожоги очень болезненны и опасны.

 

Маршруты прогулок по тропическому лесу указаны на выданном вreception листке. Там указания касательно пяти или шести самостоятельных путешествий. Вот интересная восьмикилометровая тропа, а вот еще интересней – девятикилометровая к реке (купаться здесь не советуют – водятся крокодилы, живущие в соленой воде). Ого, а вот и лидер по труднодоступности – гора Сорроу! Время в пути - не менее шести-семи часов, крутые склоны. Настоятельно рекомендуется идти группой, лучше вчетвером, выходить из лагеря необходимо рано утром. Задумался: а не дерзнуть ли мне в одиночку? Конечно, интересна и крокодилья река, но крутая гора с красивым обзором манит сильнее. И я решился – иду на эту гору с малопривлекательным названием, ведь Сорроу (sorrow) означает печаль. Весь вечер и всю ночь шел дождь, прекратившись только под утро, однако спал я хорошо, и к утру был готов отправиться в свое первое самостоятельное путешествие по тропическим джунглям.

 

Этот февральский день немного печальный – сегодня у меня юбилей. И воспринимается он как некая нелепость: за время своего пребывания в Австралии я сбросил вес, постройнел, загорел, внутренне помолодел, ведя активный образ жизни, а тут – меняй десяток! Ладно, долой минор, сегодня у тебя все-таки особенное путешествие. Предельно легкий завтрак (стакан молока), сборы, рюкзак на плечи – и в путь!

 

Мне надо пройти один километр по дороге на юг, а там справа искать указатель начала тропы. Через двадцать минут я увидел этот знак, едва не прозевав его. Ступил на этот трек – начало обнадеживающее, справа даже был плакат с коротким описанием, но затем тропа уперлась в каменистое ложе безводного сейчас ручья, влево и вправо отходило что-то похожее на тропинку, но уверенности в том, что это нужный путь, не было. Совершенно непонятно, куда идти? По сути, наугад двинулся вправо. И очень быстро понял, что же такое тропический лес. Ни малейшего сходства с привычными для нас лесными массивами. Почти каждое дерево и растение таило в себе чудовищное множество колючек, которые всеми способами норовили остаться в тебе. При этом колючки росли под углом в сорок пять градусов к стеблю, что позволяло им цепляться за туриста особенно эффективно.

 

Тончайшие, диаметром в два-три миллиметра, с первого взгляда безобидные лианы коварно охватывали ноги, и если попытаться их решительно вырвать, то это получится только вместе с одеждой или своей кожей. Лишь осторожные и плавные движения позволяли без ощутимых ран медленно двигаться вперед. Впрочем, неглубокие царапины на руках множились, одежда кое-где начала рваться.

 

Буквально через двадцать минут я был совершенно мокрым – в данном случае без малейшего преувеличения. Окуни меня сейчас в воду – ничуть не стану мокрее. При этом совершенно не мог понять, правильный ли выбрал путь – тропа то исчезала, то будто появлялась вновь. Итак, назад или вперед? Никак не могу решиться, скорее, по инерции и упрямой надежде на чудо продолжаю двигаться вперед, но не в привычном понимании этого слова. Вот я делаю шаг, несколько стеблей охватывают мои ноги. Медленно и осторожно отцепляю их, но появляются новые бесчисленные ветви, подстерегающие путника. Ложусь на влажную землю, просто ползу вперед. Теперь лианы обхватывают не меня, а мой рюкзак, и возникает впечатление, что эти гибкие стебли готовы сорвать его со спины. Поднимаюсь, ноги временами скользят по влажной земле, а ухватиться не за что: повсюду колючки, колючки и колючки, ими усыпан каждый ствол и каждая ветка. Нужна палка, об этом не подумал заранее, но где ее взять? Те, что лежат на земле, гнилые, ломаются за секунду, а попытки добыть зеленую успехом не увенчались. Резать ножом, который больше подходит для приготовления завтрака с колбасой и хлебом, долго и тяжело, а топорика нет. Какую-то палку все же подобрал, но буквально через пару минут она сломалась. Ноги же продолжают скользить, моментами готов потерять равновесие, но не за что ухватиться – поранишься до крови!

 

Через какое-то время моя ошибка в выборе направления стала совершенно очевидной. Вслепую продвигаться, потеряв тропу, абсурдно, зеленый покров тянется далеко вверх, его мне не одолеть и за день (немыслимо, но я шел двести метров около часа), надежда на чудо, что наверху увижу дорогу, просто нелепа. Исчезающее и время от времени появляющееся вновь подобие тропы только заводит еще дальше в тупик. Приняв принципиальное решение возвращаться, присел, самые глубокие царапины – а их было немало – смазал йодом. Выгляжу ужасно: рубашка, брюки и рюкзак в земле, а я выкупан в собственном поту. При этом пил я мало, прекрасно зная, что при любых условиях чрезмерное потребление жидкости обессиливает.

 

Назад просто спускался через зеленую чащу вниз, и вскоре не без удивления увидел начало своей тропы, которую так бесславно потерял. Спустился к самому указателю у дороги, присел, отдышался. Посмотрел на часы: мои блуждания длились один час сорок минут. Как быть? Возвращаться в лагерь или... Может, еще одна попытка? Заодно выясню, куда же ведет тропа влево. Теряется, как и та, по которой двинулся вправо? Помимо того, близлежащая зона не имела мобильного покрытия. Если я получу травму и не смогу двигаться дальше, это конец, так как даже при исправном телефоне на помощь позвать не получится. А найти меня здесь, в дебрях тропиков, просто невозможно. Но - «трус не играет в хоккей!», а я мечтал о подобном путешествии.

 

И вновь иду вперед до каменистого ложа ручья. Это каких-то сто пятьдесят метров, не больше. Поворачиваю влево и осторожно двигаюсь по малозаметной тропинке. И вдруг – на дереве розовая ленточка! Это же маркер! Значит, путь все же верный. И я бодро, забыв о дикой усталости, иду вперед. А вот и вторая лента, третья, четвертая. Теперь нет сомнений, что мой путь верен. И на этой тропе лианы не цепляются за тебя, движение вперед не изматывает.

 

Но... я отказываюсь верить своим глазам, просматриваю все еще и еще раз, однако тропа вновь исчезает. Смотрю влево, вправо, вперед, назад – лишь частокол веток тропических растений. Нигде и никак не пройти. Как такое может быть? В голове не укладывается. Может, не зря эта гора именуется «Печаль»? Вдруг невдалеке послышались голоса, а затем впереди показался парень. Я окликнул его. Он увидел меня, остановился, а когда я подошел, поздоровался. На мой вопрос, не идет ли он со своими спутницами (с ним было три девушки) на гору Сорроу, ответил утвердительно. Тогда объясняю, что потерял тропу и прошу разрешения идти с его группой. Ник (имя парня) не возражает, и мы движемся вперед. Но я поспешил поверить в чудеса – тропа снова исчезла. Ник несколько минут покарабкался в разных направлениях, а затем резюмировал: «No way» («Дороги нет»).

 

Молодежь повернула вниз, а я остался, чтобы окончательно убедиться, что из ничего получается лишь ничего. Все, что находилось выше, было непроходимым, точно таким же, как и при моей первоначальной попытке пойти вправо. Здесь же, в грязи, нашел чей-то планшет. Отдам его дежурному в столе регистрации своего лагеря. В общем, возвращаюсь.

 

Когда добрался до reception, от усталости едва мог говорить. Моя одежда была чудовищно грязной. Девушка за стойкой регистрации объяснила мне, как пользоваться стиральной машиной. Вставляешь четыре монетки по доллару, затем ждешь завершения цикла в сорок минут. Чтобы высушить постиранное, есть другая машина – платишь те же четыре доллара и ждешь те же сорок минут. Все это заняло около двух часов, но в конечном итоге я получил чистые и сухие брюки, шведку и полотенце. Одним словом, реально живу как австралиец.

 

По поводу прошедшего дня замечу, что хотя он завершился относительной неудачей (воистину мыс Бедствие и гора Печаль), все же оставил прекрасные впечатления. Да, я безумно устал, измазался, исцарапался, порвал одежду, не добрался до обзорной площадки. Но разве я когда-нибудь забуду этот тропический лес? Обвивающиеся вокруг ног лианы, тысячи колючек, мелких мушек, комаров, но при этом многообразие и прелесть невиданной прежде флоры? Осознание и восторг от того, что я один в этом диком лесу, что меня не ведут за ручку, что по этим неведомым тропинкам путешествую сам, пусть рискуя и грубо нарушая рекомендации? Этот день, по воле случая пришедшийся на юбилей, оставил ярчайшие воспоминания о первом в моей жизни самостоятельном путешествии по тропическим джунглям.