Регистрация    Войти
Авторизация

Цена вопроса

Категория: Позиция » Cтатьи » Колонка редактора
Цена вопроса Просвещенному читателю хорошо известны те процессы, которые идут вокруг каналов «Интер» и «112». Вопрос об их существовании мало связан с правильностью и своевременностью оформления лицензий на вещание. Речь, безусловно, идет о переделе права собственности на рейтинговые телемедиа. В преддверии местных выборов владение влиятельным медиаресурсом – важный аспект в борьбе за власть.
 

Телеканал «112» обладает еще очень важной особенностью – значительная часть его вещания идет в режиме реального времени. И периодически там можно услышать речи нетрадиционных персонажей, мнения которых отформатировать просто невозможно – идет прямой эфир. Одним из таких гостей студии 2 июня на канале была Тея Цулукиани, действующий министр юстиции Грузии.

 

 

Мы все много слышали об успешных реформах в Грузии, Украина вовсю пытается примерить апробированную грузинскую одежку социально-экономических преобразований и на себя. (Пока правда на уровне разговоров и точечного вкрапления во власть отдельных персонажей, но, как говорится, лиха беда начало). А вот задумывался ли кто либо, почему, если реформы там были столь успешны, их закоперщики и реализаторы гонимы новой властью и ищут убежища в ближних и дальних зарубежьях? Беседа с Теей Цулукиани немного пролила свет на эти вопросы. Два аспекта здесь наиболее интересны.

 

 

Саакашвили и сотоварищи принялись за дело с размахом. Под грузинский нож люстрации попали очень многие, виновные и не очень. Предыдущее руководство Грузии взяло на себя ответственность, не советуясь с населением, за коренные преобразования в стране. Почему-то они решили, что раз им народ доверил власть, то и делать они могут все, что им заблагорассудится. В итоге оказалось, что большая часть населения не была согласна с их анархо-волюнтаристскими методами. Сегодня в Грузии революционные меры по реформированию страны сменены на эволюционные. Тех же, кто наломал дров, игнорируя закон, и соблюдая лишь политическую целесообразность, по этому же грузинскому закону и преследуют.

 

 

Второй негативный аспект организации реформ в Грузии – это коммерциализация власти. Предшественник нынешнего министра юстиции Грузии очень много общался с представителями тамошнего бизнеса. Несложно понять, что сращивание интересов юридического департамента любого министерства с интересами предпринимателей – это прямой путь к коррупции. Мало того, это просто процесс ее узаконивания и организации. Сегодня, по словам нынешнего министра юстиции Грузии, эта практика прекращена.

 

 

В начале статьи я очень осторожно и с надеждой упомянул тот факт, что перенимание опыта реформ в Грузии идет на уровне лишь разговоров и точечного вкрапления их отдельных персонажей в политическую палитру Украины. Потому что организацией коррупции у нас и так есть кому заниматься. Но тогда к нашим власть имущим в связи с «грузинским делом» возникает целый ряд вопросов. Например, почему ставка сделана именно на грузин? Уж не потому ли, что их правительство длительное время напрямую финансировалось США? А тени, как известно, у старых грехов длинные. Но еще более важно знать, не спишут ли на варягов провал украинских реформ в конечном итоге? Но тогда логично предположить, что кто-то вполне конкретный сознательно подрывает наши государственные устои. Такова, к сожалению, цена завоеванной на Майдане «свободы» в Украине.

 

Сергей ЗНАМЕНСКИЙ

 

 

Источник Позиция