Регистрация    Войти
Авторизация
» » » » Хоть об стенку…

Хоть об стенку…

Категория: Позиция » Cтатьи » Культура
Хоть об стенку… 

Издревле люди стремились не только расчертить, разделить, размежевать свое жизненное пространство, но и оградить его от проникновения чужака, врага. Делалось это по-разному. Чаще всего разделение противоборствующих сторон осуществлялось в виде заборов, изгородей, плетней. Если же они не помогали, то прибегали к более мощным оградам – стенам.

 

Часто даже сами люди – это своеобразные стены по отношению к друг другу. Однако человек может быть и стеной молчания, глухой стеной, которую ничем не пробьешь. С таким уже довольно сложно и непонятно в жизни, даже с добром к нему часто, как об стенку горохом. Или еще вариант – стенка на стенку. Это когда толпа против толпы. В виде забавы, игры или драки, кровавой бойни. Тяжелый случай.

 

Стены разделяли людей, их семьи и кланы, деревни, города, регионы и даже целые страны. Старинный город это прежде всего огражденное поселение. Срубить город – обнести его срубной стеной. Ничего другого и нового люди не придумали, продолжая размежевываться стенами. Почти 800 тысяч тонн цемента ушло на возведение стены между Южной и Северной Кореей, Индия отделилась от Пакистана мощными ограждениями на протяжении полутысячи километров, Сеутской стеной назвали систему пограничных сооружений, которые окружают испанский полуанклав Сеута от Марокко на севере Африки. Тридцать лет просуществовала Берлинская стена, до сих пор стена разделяет кипрскую столицу Никосию на греческую и турецкую части.

 

Жизнь по обе стороны стен катится по своим колеям. А стена остается лишь соблазном все-таки перейти черту, пробить брешь в преграде, сделать под ней подкоп. А если это невозможно, то хотя бы поплакаться. Скажем, у Стены Плача. Слез здесь не льют, скорбь тут тоже не личная, а как бы мировая, чисто риторическая. По традиции, паломники и туристы из разных стран оставляют в щелях записки с пожеланиями, напутствиями, просьбами. Причем мужчины делают это отдельно от женщин. Вряд ли стена, возведенная людьми, может решить их проблемы. Однако ритуал есть ритуал.

 

В Вифлееме вы уже у другой стены, разделяющей Израиль и Палестину. Бетонное ограждение, увенчанное колючей проволокой, для израильтян стала стеной безопасности, для палестинцев же – символом апартеида. Кстати, опыт возведения защитных комплексов в виде стен, башен и подобных оборонительных сооружений у израильтян уже был. Когда в 1936 году начались массовые арабские беспорядки, именно поселенцы кибуц проявили массовую активность в сооружении укрепленных пунктов «хома у-мигдаль» (в переводе с иврита – стена и башня). До 1948 года в пустынных районах были построены более ста деревень-крепостей, способных к самообороне.

 

Прошлое часто меняет свою личину, а иногда и сущность. Со временем некоторые стены утрачивают свое первоначальное оборонное значение и становятся своеобразными символами могущества. Скажем, кремлевская стена сегодня олицетворяет силу империи. Нередко, правда, и зло, которое сопутствует этой силе, и недоступность правителей, и их тайную «застенную» жизнь. А что иногда происходит в тех застенках… об этом лучше промолчать. Ведь уши есть и у стен.

 

Мои земляки сегодня всерьез озабочены проектом под давно уже неоригинальным названием «Стена». А еще попробовал надкусить крымское яблочко раздора. Ох, и кислющий же оказался плод. «Крым наш!» – ликуют россияне, твердят украинцы, настаивают татары. И если б вдруг так случилось, что ожили древние тавры, то не сомневаюсь, и они возопили бы: «Крым наш!» Так чей же на самом деле легендарный полуостров? Может, стоит вспомнить этимологию топонима. Название «кырым» тюркское и обозначает «ров, перекоп», сюда же можно отнести и слово «керм» – крепость. Люди сначала соорудили ограды-стены в своих головах. А, как известно, что у некоторых (наверное, все-таки многих!) на уме, то и наяву – в предметном воплощении и естественно на языке. Такие вот мысли пришли мне на ум, пока я на самолете возвращался из земли обетованной домой. И мне очень хотелось, чтоб раздался голос того, кто обетовал людям… не только бесплодную пустыню, но и всю планету: «Крым ваш!»

 

Жизнь течет между берегами, обставленными стенами. Вроде, никуда от них не денешься. Но вот я вспоминаю народную загадку: что к стене не прислонишь? Дороги! Так что жизнь, это не только стены и застенки, но и дороги, которые мы выбираем…

 

 

 

 

Владимир СУПРУНЕНКО