Регистрация    Войти
Авторизация
» » » » Тарас Бульба-Боровец и еврейский вопрос

Тарас Бульба-Боровец и еврейский вопрос

Категория: Позиция » Cтатьи » Культура
Тарас Бульба-Боровец и еврейский вопрос Продолжаем серию публикаций о жизни и ближайшем окружении Тараса Бульбы-Боровца, создателя и командира Украинской повстанческой армии. На этой странице изложена история о сотнике Хаиме Сигале (Ростислав Сиголенко), адъютанте, личном друге и свате командира УПА «Полесская Сечь». Он был редактором повстанческой газеты «Гайдамака», служил в немецкой СД* (Sicherheitsdienst) г. Сарны и Дубровица, в то время как «лесной атаман» любил «под 100 грамм» петь еврейские песни на русском языке**.
 

110-летие со дня рождения основателя и бессменного командующего настоящей Украинской повстанческой армии пробудило интерес широкой общественности к малоизвестным, порой парадоксальным страницам истории УПА «Полесская Сечь». Одной из таких страниц является реальное, а не придуманное задним числом отношение казаков-«бульбашей» к евреям вообще и к нацистской политике «окончательного решения еврейского вопроса» в частности.

 

Мнение о «Боровце-антисемите» является ошибочным, предвзятым. Основано оно на двух фактах. Как вспоминает поляк Ежи Дитковский, до войны – житель местечка Рокитно на Ровенщине, 25 июля 1941 года сюда вошел небольшой отряд атамана Бульбы. Украинская громада Рокитного вручила ему хлеб-соль. Затем с хлебом-солью явилась еврейская делегация. Однако атаман остановил ее такими словами: «Від жидів і комуністів вітань не приймаю!»

 

Вторым источником слухов о его «неприязни к евреям» служит статья Тараса Боровца с характерным заголовком «Україна і жиди»: «Сьогодні я почуваюся до обов’язку забрати слово до українсько-жидівського питання. Причиною на те є нова антиукраїнська кампанія жидівської преси, яку започаткував напад на полковника Андрія Мельника (газета «Джуїш Пост» у Вінніпегу 2 травня 1957 р.), що її підхопила масова інша преса. Полковник Мельник – наш ідейний супротивник, але там, де діло стосується цілої нації та зневаги чесної людини явною неправдою, – ми являємося абсолютними союзниками полковника Мельника. Бо, на превеликий жаль, він не є першим і останнім об’єктом таких кампаній з жидівської сторони».

 

Итак, был ли пан атаман юдофобом?

Вапреле-ноябре 1946 года в британской оккупационной зоне Германии состоялся суд, в ходе которого были допрошены около тысячи свидетелей, однако доказать участие Т.Д. Боровца и его соратников в Холокосте не удалось. Наоборот, выяснилось, что командование «Полесской Сечи», штаб которой в начале войны располагался в райцентре Олевск на Житомирщине, заранее предупредило местную иудейскую общину о том, что 16 ноября 1941 года нацисты намерены расстрелять всех здешних евреев. Доверенное лицо Боровца сотник Ростислав Сиголенко (Хаим Сигал) лично сообщил об этом раввину. Дескать, бегите кто может в глухие окрестные леса! В ответ раввин лишь обреченно вздохнул: такова, знать, воля Божия; противиться ей не будем! На следующий день оккупанты казнили 535 человек…

 

Более того, «сечевики» категорически отказались принимать участие в экзекуции. Тем не менее эсэсовцы насильственно привлекли к ней порядка 60 уже демобилизованных «казаков». Данный факт совещание старшин якобы распущенной «ПС» осудило как «позорный поступок». Не будет преувеличением сказать, что геноцидная практика оккупантов заметно ускорила переход бульбовцев к партизанской войне против «нового порядка».

 

К слову, все тот же Сиголенко-Сигал, уроженец галицийского села Лещатив, оперуполномоченный НКВД в довоенном Львове, прекрасно знавший немецкий язык, вынужден был контактировать с расстрельной командой гауптмана (капитана) СС*** Гичке, который, конечно же, не мог не понимать, что перед ним – «стопроцентный Jude». Однако офицер «Черного корпуса» почему-то не решился поступить с ним так, как того требовало расовое законодательство рейха. Более того, вскоре после мнимой «самоликвидации» УПА «Полесская Сечь» «пан Славко» был зачислен в штат Сарненского райотдела службы безопасности (SD), причем сразу в звании капитана (на «звездочку» старше, чем старлей). Как отмечает в своей книге Евгений Симонович, сын духовника «Полесской Сечи», «во время службы в немецкой СД Сиголенко приносил большую пользу людям, не раз спасал им жизнь, особенно гражданам еврейской национальности. Выполняя просьбы своего шурина священника Михаила Александровича Симоновича, отпускал арестованных немцами украинцев…» («Родовід Симоновичів». Рівне, видавництво «Азалія», 2004, с. 172).

 

А вот характерная цитата из мемуаров Тараса Бульбы-Боровца«Армія без держави»: «Всі наші люди знали, що Соня жидівка, але ніхто її не видав. Навпаки, в часи загальної облави по всьому місту сотник С. Сиголенко, з мого дозволу, сховав її у своїй квартирі. Вночі відпровадив її з одним козаком до своєї нареченої в с. Борове Рокитнянського району… Потім вона трохи заспокоїлась, отримала нові документи, як українка, і все було гаразд. Жила і працювала у наших довірених селян…» (с. 171).

 

Остается добавить, что Хаим Сигал погиб вовсе не от рук германских нацистов. В 1950 году советские органы госбезопасности выкрали его в Западном Берлине, где он с семьей скрывался после бегства из Украины, оттуда переправили в Ровенскую тюрьму, где и расстреляли. По версии «органов», «комендант украинской полиции г. Дубровицы гауптман Сиголенко руководил расстрелом 70 местных евреев, в т.ч. грудных младенцев».

 

К сожалению, через 60 лет после казни Хаима-Ростислава его попытались убить еще раз. Точнее, его честь и достоинство, саму добрую память о нем. И сделал это ни кто иной как Владимир Вятрович, нынешний директор Украинского института национальной памяти. Как утверждает этот деятель, Сигал-Сиголенко «показував себе найбільшим антисемітом і брав найактивнішу участь у знищенні своїх одноплемінників» («Страшний маскарад Хаїма Сигала». «Історія з грифом «секретно»-2». Львів, 2012».

 

И это при том, что материалы архивно-криминального дела №67436 ясно говорят о том, что все было как раз наоборот…

 

*Служба безопасности.

 

**Одну из таких песен («Жил-был в Кишиневе Айзенпик…») под видеозапись исполнил 92-летний житель райцентра Костополь Ровенской обл. Николай Павлович Ширко-«Вьюн», личный охранник Т. Бульбы-Боровца, когда у него в гостях побывали представители Казацкого Войска Запорожского Низового.

 

***Военизированные отряды нацистской охраны.

 

Сергей ГРИГОРЬЕВ

 

Источник Позиция

 

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
Написать комментарий
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Введите код: