Регистрация    Войти
Авторизация
» » » » Удобный инструментарий

Удобный инструментарий

Категория: Позиция » Cтатьи » Колонка редактора
Удобный инструментарийНовое руководство Украины в лице Оксаны Маркаровой, экс-министра финансов правительства Владимира Гройсмана и уже занявшей аналогичную должность в нынешнем Кабмине, озвучило новые приоритеты сотрудничества с Международным валютным фондом. Мол, закончим эту программу, а новую открывать не будем. Насколько реальны эти планы, вопрос преждевременный.
 

И не в компетенции г-жи Маркаровой и даже не ее руководителя, премьер-министра Алексея Гончарука, он находится. Чтобы понять обоснованность таких надежд, мы просто вспомним немного об истории сотрудничества Украины с этой организацией, а также собственно работу самого МВФ.

 

Чисто с финансовой точки зрения кредиты фонда обходятся вообще-то относительно дешево. В рамках такого сотрудничества Украина в свое время должна была получить в целом более 17 миллиардов долларов при ставке около 3% годовых, тогда как средняя ставка других кредитов в 2010-2013 годах, по данным Минфина, составляла 8%. При этом два года действовал «льготный» период, когда мы только получали транши, не выплачивая ничего.

 

В 2017-м начался возврат долга – и Украина оказалась в ситуации, когда отдала больше, чем получила: 1,3 млрд долл. против 1 млрд долл (правда, тут важную роль сыграли испортившиеся отношения с МВФ, в результате чего фонд дважды отменял запланированные транши). На 1 января 2018 года Украина была должна фонду около 10 млрд долл. А общий объем платежей по нашему государственному долгу в 2019 году составил почти 2 млрд. долл (половина этой выплаты приходится как раз на сентябрь).

 

Но займы МВФ – специфический инструмент. Отчасти они расходуются на «бюджетные нужды», фактически – на латание дыр и расчеты по долгам другим кредиторам. В основном же предполагается, что эти деньги идут в золотовалютные резервы страны. При всей их важности и стабильности валютного рынка кредит МВФ - это не кредит на развитие. А в украинских реалиях - просто подачка олигархам. То есть за миллиарды МВФ, как правило, не создаются новые производственные мощности, инфраструктура, не проводится модернизация.

 

Роль этих денег сводится к тому, чтобы быть, как любят говорить некоторые эксперты, «позитивным сигналом» для других кредиторов и инвесторов. Но влияние такого сигнала в любом случае опосредованное. Нет сомнения, что новости о «масках-шоу», обысках у очередного бизнесмена куда больше влияют на отношение инвесторов к Украине, чем сведения о 5 или 10 млрд долл. золотовалютных резервов.

 

Авторитет МВФ в мире, особенно среди элит, по-прежнему велик, но в последнее время все больше экономистов, финансистов и политологов переосмысливают влияние фонда на мировую экономику и в частности на экономики своих «подопечных». Кредиты фонда – это всегда не просто деньги под определенный процент и на определенный срок, но и ряд условий: как финансово-экономического характера, так и политического(вроде «пожеланий» по украинскому закону об антикоррупционном суде, пенсионном возрасте и тарифах). Формально условия предоставления кредитов вырабатываются в диалоге со страной-заемщиком, но на деле план действий в каждой стране оказывается примерно одинаковым, независимо от особенностей конкретного случая: приватизация госпредприятий, урезание бюджетных расходов (пенсии, соцвыплаты, госаппарат), либерализация экономики (создание рынка земли, открытие внутренних рынков для импорта, свобода перемещения денег).

 

Но и это было бы совершенно нормально... если бы только повсеместно работало. МВФ существует более 70 лет, с 1945-го – за это время должны были быть хоть какие-то яркие примеры той пользы, которую приносят деньги, а главное - рекомендации (или требования) фонда. Среди заемщиков этой организации мы долго будем искать экономически развитые страны – и найдем, скорее всего, только Великобританию, бравшую кредит в далеком 1977-м. Но так же долго мы будем искать и страны-реципиенты, для которых кредит МВФ стал ускорителем для экономики.

 

Наоборот – в истории фонда есть масса примеров, когда страны десятилетиями сидели «на игле» различных кредитных программ, не выбираясь никуда из своего статуса «развивающихся». Не будем брать даже примеры Уганды и Малави, около 30 лет получавших помощь фонда, или Югославии, в распаде которой некоторые историки и политики прямо обвиняют кредиторов из МВФ. Посмотрим на Румынию с 16-летним опытом кредитов и 125 «реформ» по планам фонда, Болгарию с 17-летним аналогичным опытом или Аргентину, у которой самый длинный период сотрудничества с фондом продолжался 24 года. Вряд ли ситуацию в любой из этих стран можно назвать прорывной. В целом, за редким исключением (вроде Южной Кореи), «подопечные» МВФ даже 1970–1980-х годов до сих пор влачат жалкое существование, или же в лучшем случае преодолели кризисы благодаря иным инструментам.

 

Не стал МВФ, призванный блюсти мировую экономическую стабильность, и панацеей от финансовых и банковских кризисов: с 1950-го по 1975-й их число существенно не уменьшалось, а с 1980-х начало стремительно увеличиваться.

 

МВФ – организация, очень зависящая от США. Без каких- либо «теорий заговора» – просто при принятии решений по уставу организации США, как наибольший кредитор, обладают более чем 17% голосов, в то время как любая другая страна платит в общий котел намного меньше, но и имеет меньший процент голосов (к примеру, вторая Германия и третья Япония – около 6%). Но экономические реформы руками МВФ, как видим, получаются не особо успешно.

 

Сергей ЗНАМЕНСКИЙ

 

Источник Позиция

 

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.