Регистрация    Войти
Авторизация
» » » » Параллельные миры президента

Параллельные миры президента

Категория: Позиция » Cтатьи » Политика
Параллельные миры президентаВ конце 2015 года мэр Буэнос-Айреса Маурисио Макри выиграл президентскую гонку у губернатора крупнейшей провинции Буэнос-Айрес Даниэля Сциоли с перевесом в 1,5%. Это означало конец 12-летнего периода киршнеризма, когда Аргентиной правили сначала Нестор Киршнер, а затем его супруга Кристина Фернандес де Киршнер.
 

Представителем именно этого течения на выборах был Сциоли, и надежд на лучшее будущее, которые почти половина избирателей связывала с новым президентом Аргентины Макри. Также кандидат из его команды Мария Эухения Видаль победила на выборах губернатора провинции Буэнос-Айрес. Возглавляемое новым президентом движение «Cambiemos» («Мы меняемся») шло на эту кампанию с обещаниями нулевой бедности (полной ее ликвидации), либерализации внешнеэкономической деятельности (открытия внутреннего рынка для иностранных компаний), валютной либерализации (свободного оборота валюты в стране), борьбы с коррупцией и преступностью (в том числе с наркотрафиком) и т.д.

 

«Гениальная» стратегия президента

Аргентина – страна с очень сильным аграрным сектором, налоги с которого составляли львиную долю бюджета государства. Сельхозпроизводители выступили на выборах 2015 года основными спонсорами президентского движения «Cambiemos». Вступив в должность президента в ноябре, Макри отменил налоги в аграрном секторе, введенные при Кристине Фернандес дэ Киршнер, президенте Аргентины в 2007-2015 гг. Попытка введения части этих налогов привела к острому политическому кризису в руководстве Аргентины в первой половине 2008 года.

 

Аграрии в течение длительного времени блокировали подвоз продовольствия в столицу страны путем перекрытия дорог сельхозтехникой. Из магазинов пропали овощи, фрукты, мясо и молочные продукты. Вместо них прилавки были заставлены туалетной бумагой. При решающем голосовании в сенате вице-президент в правительстве Кристины Киршнер - Хулио Кобос (по конституции вице-президент является одновременно главой сената) проголосовал против проекта главы государства. Оставшиеся три года каденции президент демонстративно игнорировала присутствие Кобоса на всех мероприятиях.

Кризис завершился поражением правительства, а цены на продукты питания, взлетевшие за время блокады в разы, остались такими же высокими, причем по всей стране, хотя блокировали только столицу. Отмена налогов привела к дыре в бюджете, официальный курс доллара к песо уровняли с курсом «черного рынка».

 

Через несколько месяцев после победы Макри на выборах его советники сделали «гениальное» открытие, которое заключалось в том, что бедность невозможно победить в принципе. Хотя как-то пытались облагородить такое яркое наглядное свидетельство нищеты, как вижи, то есть трущобы. На 31-й виже в Буэнос-Айресе прикрыли фасад одного дома винтовыми лестницами. И на этом борьба с бедностью закончилась.

 

Вместо сокращения количества бедных правительство стало на путь его увеличения. Было принято решение резко сократить персонал в государственных и муниципальных учреждениях с целью экономии бюджетных средств, в результате чего без работы остались тысячи людей. Все акции протеста против сокращений жестко пресекались полицией. Борьба с преступностью, в том числе с наркотрафиком, началась с помпой и так решительно, что в случае с оборотом наркотиков это больше было похоже на зачистку территории от конкурентов.

 

Приход к власти либерального правительства Макри международные финансовые институты восприняли с достаточной долей энтузиазма. И это понятно, так как до этого правительство Кристины Киршнер отказалось выплачивать долги и договорилось с 95% держателей долговых обязательств Аргентины о реструктуризации долга. Но держатели остальных 5% обязательств, так называемые «фонды-стервятники» - фонды «Битре» (скупившие после кризиса 2001 года суверенные долги Аргентины по бросовым ценам) требовали погасить займы полностью. Они начали процессы в судах Нью-Йорка против Аргентины. Правительство Киршнер считало, что суверенные обязательства государств не подпадают под юрисдикцию национальных судов других стран. На этом урегулирование долга застопорилось, а Аргентину отлучили от международных финансовых рынков. Маурисио Макри заявил, что его страна признает все свои долговые обязательства, и это открыло доступ к международным финансовым рынкам для получения кредитов.

 

Во времена президентства Нестора и Кристины Киршнер Аргентина была локомотивом левых процессов на латиноамериканском континенте. Страны, где у власти находились левые правительства, тесно сотрудничали в УНАСУР (Союз южноамериканских наций). В него входило 12 стран, но после поражения киршнеризма в Аргентине в других государствах стали приходить к власти правые правительства, и державы стали выходить из УНАСУР. При новом президенте Аргентина сделала разворот на 180 градусов во внешней политике. Прежние союзники стали врагами и наоборот.

 

Макри стал ездить с визитами в США, Европу и т.д., призывая инвесторов вернуться в Аргентину. Его усилия стали приносить плоды: в 2017 году экономика начала демонстрировать признаки восстановления. Роста еще не наблюдалось, но были положительные тенденции. Несмотря на то, что президент - выходец из деловых кругов, ему не удалось завоевать доверие на международной арене и обзавестись стабильными деловыми партнерами. Поэтому тенденции 2017 года не нашли нужной поддержки у инвесторов.

 

Неиспользованный потенциал

Аргентина - это страна, довольно богатая природными ресурсами, но, к сожалению, этого недостаточно для формирования стабильно функционирующей международной экономической модели. Согласно данным Всемирного банка, она занимает 40-е место в рейтинге стран с самыми высокими запасами природных ресурсов на душу населения, уступая Австралии, Саудовской Аравии, Канаде или Бразилии. Поэтому 45 миллионов жителей не могут существовать только за счет экспорта природных ресурсов или экспорта с низкой добавленной стоимостью, такого, например, как растительное масло.

 

Аргентина - страна с разнородной производственной структурой в промышленном секторе. Обрабатывающая промышленность с более чем 1,3 миллионами рабочих мест (почти 20% экономически активного населения) является основным работодателем, который платит хорошие зарплаты своим рабочим. И в то же время это страна с одним из самых высоких уровней бедности: сейчас в стране 30% населения живет за ее чертой.

 

Конечно, конкурировать с промышленными товарами с высокой добавленной стоимостью на мировом уровне Аргентине с ее закрытой экономикой очень сложно, ведь сейчас новые технологии в мире появляются практически каждый день.В то время как промышленно развитые страны имеют государственные программы по внедрению высоких технологий с инвестициями и налоговыми льготами, в Аргентине их нет. Поэтому сегодня она экспортирует средне- и высокотехнологичные товары, по данным торгово-промышленной палаты, порядка 500 долларов в год на душу населения. Это очень низкий показатель для такой страны.

 

По сути, есть два пути, по которым можно восстановить экономику страны (которая не печатает доллары) с использованием валюты: ее экспорт и финансирование в иностранной валюте (кредиты). В последние годы на показатели аргентинского экспорта ограничительно влияет то, что страна имеет несбалансированную производственную структуру. Хотя после шести лет падения экономики 2017 год стал переломным, а в 2018-м начался рост экспорта Аргентины. Но он все же был на 29,6% ниже, чем в 2011 году, когда достиг своего пика почти в 83 миллиарда долларов. Это падение тесно связано с серьезным кризисом в Бразилии, основного потребителя аргентинского экспорта.

 

С другой стороны, кредиты в настоящее время становится все более дорогими из-за увеличения учетных ставок и риска, показанного Аргентиной. Брать в долг - не обязательно плохо. Главное, как эти средства используются и куда направляются. Привлекать кредиты на общественные работы, которые улучшают структурную конкурентоспособность страны (энергетика, дороги, железные дороги, водные пути) - явление положительное, потому что это улучшает условия экспорта и, следовательно, увеличивает валютную выручку. Экономике страны как воздух нужны валютные доходы, чтобы нормально функционировать (порядка 45 миллиардов в год). Дефицит валюты углубился и достиг 4,5% ВВП, и пока скачок обменного курса песо/доллар является единственным инструментом, который ослабляет его сегодня.

 

В долговой яме

Однако правительство Аргентины вынуждено сдерживать рост курса. И это замкнутый круг, который не сулит ничего хорошего. Реакция, проверенная в свое время правительством Кристины Фернандес дэ Киршнер на эту проблему, существовавшую уже в 2011 году, заключалась в том, что валютные власти ограничивали покупку иностранной валюты. Это неверное решение поощрило развитие параллельного валютного рынка, так называемого BLUE, что стало разрушительным для всей экономики. Хотя в тот момент, в 2011-м, было больше возможностей для маневра, которые сочетали внешние кредиты и политику положительных учетных ставок, но их не использовали.

 

Со своей стороны, правительство во главе с Маурисио Макри финансирует этот дефицит за счет внешних кредитов в основном Международного валютного фонда (МВФ). И эти доллары сегодня намного дороже. Но сотрудничество с фондом носит двойственный характер для Аргентины. С одной стороны, это «живые» деньги, так необходимые для нормального функционирования экономики, а с другой - их предоставление обставляется достаточным количеством условий, иногда даже не имеющих отношения к экономике (например, идеи о гендерном разнообразии).

 

Если правительству Кристины Киршнер для смягчения негативных явлений в экономике необходимо было обуздать отток иностранной валюты и открыться для международных кредитных рынков, то Кабмин Макри решил,что не существует такого понятия, как «ограничение», если страна может брать кредиты на международном рынке. Это две крайности, ни одна из которых не является адекватной. В период с 2016 года по сегодняшний день государственный сектор Аргентины взял кредитов в иностранной валюте на сумму около 150 миллиардов долларов. Этот громадный долг сделал экономику страны зависимой от кризисных явлений в разных регионах планеты. Вся проблема в том, как правительство Макри реагирует на изменение международной экономической ситуации.

 

Как пишет экономист Леандро Альфонсин, правительство Макри дает «невнятные» ответы на биржевые потрясения, вызванные повышением учетной ставки Федеральной резервной системы США. Так как основной целью экономической деятельности правительства было снижение инфляции, то для обеспечения этой задачи было решено, в первую очередь, не позволить расти курсу доллара по отношению к песо. Так, международные резервы (кредиты) были потрачены на «сдерживание рынков». Они с энтузиазмом отреагировали на дешевые доллары, что было губительно для экономики, поскольку параллельно шло обесценивание денег в Бразилии, Турции, а также некоторых других странах Латинской Америки.

 

Монетарные власти принимали меры без какой-либо организованной стратегии или плана: повышение процентных ставок (сейчас она составляет 40%), освобождение обменного курса, использование фьючерсов на доллар для установления цены или продолжение удовлетворения спроса с помощью резервов (только в 2018 году Аргентина потеряла 15 миллиардов долларов международных резервов на этой операции). Данные меры вызвали путаницу на рынках, привели к резкому падению аргентинских акций и ценных бумаг. Инвесторы, в свою очередь, стали «сбрасывать» их, что привело к резкому росту странового риска (сейчас он составляет 2163).

 

И тогда Аргентина обратилась за помощью к МВФ – как к инструменту для укрепления международного доверия. Но соглашение с фондом только снизило степень свободы экономической политики. МВФ потребовал заморозить зарплаты, уволить всех не приоритетных работников в госсекторе, не заключать новые контракты, сократить социальные гарантии государства. Также по соглашению с МВФ правительству необходимо было уменьшить дефицит бюджета за счет сокращения строительства социальных объектов на 15%, помощи провинциям, отмены всех субсидий на газ, свет, воду, транспорт и увеличения налогов. Отмена субсидий привела к увеличению тарифов на 500% и выше, а вкупе с повышением налогов это привело к массовому разорению мелкого и среднего бизнеса.

 

Далее правительство, несмотря на массовые протесты, сократило размер пенсий в два раза. Также под давлением МВФ в целях сокращения государственных расходов планируется отмена бесплатного государственного образования и медицинского обслуживания и всевозможных социальных пособий. При этом очевидно, что структурные проблемы остаются нерешенными, а инфляция не только не снизилась, как планировало правительство, но и побила рекорд десятилетия в этом году (превысив 40%).

 

Показательная мистификация

Перед президентом встала дилемма: или принимать непопулярные меры согласно соглашению с МВФ, или проводить популистскую политику и выиграть новые президентские выборы в октябре этого года. Судя по всему, Макри решил выполнять соглашение с фондом, основная задача которого состоит в том, чтобы создать условия, при которых заемщик будет способен вернуть долги.

 

Надо отметить своеобразную реакцию президента на стагнацию в экономике и реакцию населения на ухудшение условий жизни в стране. От «акции протеста проводят купленные кишнеристами активисты, а в стране все прекрасно» до полного игнорирования недовольства населения. Именно поэтому в то время, как проблемы нарастали, подобно снежному кому, Макри посещал мероприятия, которые преподносились как прогресс в производственной и социальной сферах. А прогресс на самом деле был «дутым». Так и существуют они в параллельных мирах – Аргентина страна в своем, президент в своем.

 

 

Фирма Noroghi - одна из многих компаний, которые Маурисио Макри посетил в прошлом году. Президент привел ее в качестве примера прогресса. Это был один из многих «молниеносных» визитов, которые глава государства совершил втайне и стремительно, а затем распространил через социальные сети репортажи о них. По данным правительства, фирма занималась производством бытовой техники. В 2018 году завод осуществил свои первые продажи за рубеж. В прессе говорилось, что компания станет первой, кто будет продавать продукцию Национальной индустрии в США. Отличный пример успеха и предпринимательства! Основатель компании, Фабиан Колусси, говорил, что он также планирует экспортировать продукцию в

Мексику и увеличить количество сотрудников со 132 до 200.

 

Через несколько дней после посещения фирмы президентом в социальных сетях появилась информация, о том что компания «вымышленная» и ничего не производит. Журналисты провели расследование и обнаружили: Noroghi является импортером китайских брендов, а то, что Макри посетил, было обычным промышленным складом, большим «сараем» для хранения, и что у Noroghi нет производственной линии. «У них есть пара зарегистрированных сотрудников, складской начальник. Даже их страница в Интернете фальшивая». Они являются посредниками, которые импортируют из Китая и продают услуги местным предприятиям», - заявили журналисты.

 

Разразился скандал. Владелец фирмы не выплачивал работникам зарплату месяцами, и доказано, что посещение компании было инсценировкой. Надо сказать, что это широко распространенное аргентинское явление называется «чамужо», что в вольном переводе означает «вешать лапшу на уши».

 

В предвкушении фиаско

Итак, на исходе своего президентского срока, Маурисио Макри вновь вверг экономику Аргентины в пучину экономического кризиса. И его правительство в силу существования в другом мире не особо волновалось по поводу настроений электората – ведь у них все было прекрасно. Так страна подошла к ПАСО, предварительным выборам, цель которых - отсечь непроходных кандидатов, не набравших необходимого минимума 1,5% голосов.

 

12 августа 2019 года состоялись предварительные выборы, где два параллельных мира - мир президента Макри и реальный мир, в котором жила Аргентина - пересеклись.

 

Основными соперниками на выборах выступали: «Вместе для перемен» президента и «Перед всеми» киршнеристов. Прекандидатами в главы государства соответственно были: Маурисио Макри и Альберто Фернандес, причем у него прекандидатом в вице-президенты была Кристина Киршнер, бывший президент Аргентины. Итоги голосования стали просто разгромными для Макри. За Альберто Фернандеса проголосовало 47,35% избирателей, за действующего президента - 32,33%.

 

Причем в 23 провинциях и одном федеральном округе, из которых состоит Аргентина, ему удалось победить только в одной провинции Кордоба и в Автономном городе Буэнос-Айрес (федеральный округ). В самой большой провинции Буэнос-Айрес победу одержал давнишний соратник Кристины Фернандес Аксель Кисилёф. Он набрал на 17% голосов больше чем Мария Эухения Видаль.

 

12 августа в 21:00 Центризбирком Аргентины должен был объявить первичные результаты выборов, но 20-55 вдруг неожиданно «обвалилась» система автоматического подсчета голосов. Вся Аргентина, да и весь мир пребывали в неведении о результатах голосования, и никто ничего не мог сказать вразумительного.

 

В 22:12, когда все с нетерпением ждали предварительных результатов, президент Макри вышел на публику и произнес: «У нас были плохие выборы», а также сказал фразу, позже ставшую мемом: «Идите все спать». «Я уверен, что сегодня аргентинцы начали строить другую историю», - заявил Альберто Фернандес почти в полночь 12 августа.

 

На следующий день на торгах курс песо к доллару рухнул на 30% и в течение недели цены пришли в соответствие с новым курсом доллара. Далее последовали бесконечные акции протеста против политики правительства. Над страной нависла реальная угроза голода. Примерно через неделю президент, оправившись от шока, снова пребывал в своем параллельном мире, откуда вещал, что во всех потрясениях виноваты предварительные выборы. А еще через некоторое время правительство заявило, что не считает ПАСО выборами, и поэтому все в стране прекрасно.

 

Анализируя события прошедших дней, можно с уверенностью сказать, что голосование во время предварительных выборов было в большей степени протестным. Голосовали не только за представителей киршнеризма, но и против политики президента Макри. Основные выборы президента Аргентины состоятся 26 октября 2019 года. Но уже сегодня можно предположить, что главой государства уже в первом туре станет Альберто Фернандес, а вице-президентом - Кристина Фернандес де Киршнер.

 

Марина БОГОСЛОВСКАЯ (Буэнос-Айрес, Аргентина), специально для ПОЗИЦИИ

 

 

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.