Регистрация    Войти
Авторизация

Куда cделаем шаг?

Категория: Позиция » Cтатьи » Колонка редактора
Куда cделаем шаг? Известное выражение гласит: «Нет ничего хуже, чем жить в эпоху перемен». Однако страна под названием Украина в таком состоянии находится уже шестнадцатый год. Почему именно столько? Давайте попробуем посчитать.
 

Хорошо помню время окончания эпохи Леонида Кучмы. Cобственно, эпоха - намного более растянутое во времени понятие, но употребляю в данном контексте именно его, ибо период президентства Леонида Даниловича все равно отождествляется с длительными стабильными временами. Несмотря на все «негаразды» 1990-х, мы все равно жили еще с ощущением стабильности. Казалось, вот-вот все поправится.

 

В принципе, так оно и происходило. 2003 год страна закончила лучше, чем все предыдущие. Правительство, которое возглавлял Виктор Янукович, демонстрировало позитивные сдвиги в экономике, ВВП страны рос. Однако возросшему национальному самосознанию украинцев, которое настойчиво пробивалось наверх сквозь период застоя, этот процесс казался скучным, очень хотелось быстрых перемен. Леонид Кучма со своим «краснодиректорским» прошлым уже казался анахронизмом в процессе наступающих либеральных реформ в мире. И тогда пришел первый «мессия» - Виктор Ющенко.

 

Попытка либеральных реформ Виктора Андреевича свелась к полированию националистической поверхности украинского политикума. На большее, как ни подталкивал его Запад и внутриукраинский «национально-свидомый» пласт граждан, он оказался не способен. Как не способен оказался на реформы и его наследник и «антитеза» в политической плоскости Виктор Янукович. Тот тоже стал кроить страну, но на свой прагматичный лад. Не получилось – даже одного президентского срока не выдержал.

 

Петр Порошенко еще больше углубил процесс кардинальных изменений в стране – так ему, очевидно, казалось. Он соединил в себе усилия обоих своих предшественников, организуя украинскую государственность через призму «армовіри» и приватизируя – в своих, конечно, интересах – большие куски собственности. Наступив, таким вот образом, на грабли и Ющенко, и Януковича сразу... В итоге страна откатилась в нулевую точку перестроечного процесса. Подтверждением тому является отсутствие какого-либо четкого державного устройства и непонимание новой властной командой, как державные институции дальше обустраивать.

 

Между тем, такое состояние государственной власти Украины может для нас оказаться если не совсем благом, то существенной предпосылкой к организации современных форм управления. Мир сегодня переживает как раз кризис управления, в том числе державных институций. Государство как таковое, со всеми его привычными атрибутами, не выдерживает конкуренции с наднациональными структурами. Тому подтверждение – глобализм как в политике, так и в экономических, финансовых аспектах. В организационном русле это нашло воплощение в попытке создания таких крупнейших наднациональных формирований, как

 

Транстихоокеанское торговое партнерство (ТТП) 4 февраля 2016 года, Трансатлантическое торгово-инвестиционное партнерство (ТТИП) – переговоры проходили в 2013-2016 гг., и Соглашение в области торговли услугами (СОТ). Как видно из названий, эти формирования предполагают расширение свободы торговли и инвестиций, но в действительности их реализация сводит практически на нет роль государств как national state (института политической нации). Всем понятно, что за этими транснациональными формированиями стоит Вашингтон.

 

Эти соглашения, предложенные европейцам, регламентируют весь комплекс взаимоотношений, существующий в хозяйственной деятельности, включая банковскую и кредитно-правовую область, образование, медицину и рынок информационных технологий. Коротко говоря, предполагалось, что наднациональные правовые отношения должны стать выше национальных.

 

Почему такая попытка «обновить капитализм» была сделана?

Карл Маркс в ХІХ веке, а его предшественники по части изучения и осознания базовых основ капитала Антонио Серрано и Адам Смит еще в ХVІІ столетии вскрыли изъяны в его организации. Вывод Маркса был таков: капитализм конечен в силу непримиримых противоречий, заложенных в нем самом. Одним из таких противоречий есть ограничение развития капитализма в силу конечности земного шара. Коротко говоря, чем быстрее ты бежишь, тем быстрее наступит конец.

 

Капитализм в подтверждение этой теории, тем не менее, пережил несколько кризисов, всякий раз пока находя выход. Это происходило и путем революции, когда непримиримые противоречия внутри замкнутой системы (России) в 1917 году вылились в революционный эксцесс. И в виде организации двух мировых войн, когда были повержены замкнутые системы (империи – Германская и Российская), а также преодолен кризис самой капитализированной страны мира – США - путем эскалации военных действий по всему миру.

 

В период между этими двумя большими войнами началось разрушение самой большой империи – Британской, примерно с 1929-1932 гг. в процессе борьбы с другой англо-саксонской державой - США. Этот процесс, кстати, продолжается и по сей день. Проявлением его являются известные события под названием Брэкзит – выход Великобритании из Евросоюза.

Последним подспорьем в деле поддержания устойчивости капиталистической системы стал развал Советского Союза и расширение рынков капитала за счет стран социалистического лагеря. Но передышка в глобальном кризисе закончилась примерно в начале XXI века, а в 2008 году грянул кризис новый. Рынкам практически стало некуда расширяться. Одновременно происходит невиданная концентрация капитала в руках узкого круга лиц, в первую очередь представителей англо-саксонского мира.

 

Сегодня 95% национального богатства в развитых странах Европы и США принадлежит частному капиталу, и его доля по части перераспределения в пользу всего 1% населения в этих странах с 1970-го по 2010 год выросла с 9% до 20%, намного превысив уровень роста экономики этих государств. Это означает, что рента убивает экономику. Мало того, попытка вырваться из прокрустова ложа тех изначально заложенных в капитализме непримиримых противоречий путем так распиаренной «рейганомики» (рост потребления путем предоставления дешевых кредитов) привел к тому, что к 2016-м объем мирового фондового рынка составлял порядка 700 триллионов долларов, а совокупный мировой годовой продукт - всего 70 триллионов долларов. Это означает, что мир потратил свои предполагаемые доходы на 10 лет вперед!

 

Поэтому готовившиеся заключения трех вышеупомянутых соглашений – ТТП, ТТИП и СОТ являются всего лишь попыткой остановить последнюю, по всей видимости, окончательную волну всеобъемлющего мирового кризиса. Преодолеть насущные трудности мира капитала американцы предполагали за счет стран, не входящих ни в состав бывшей Британской империи, ни в число «приличных» стран старушки Европы. За бортом должны были остаться государства, организовавшие свои альтернативные проекты – БРИКС, ШОС, а также беднейшие страны африканского континента. Однако пока не срослось...

 

Во-первых, возмутились европейские политики, которым в таком проекте была явно уготовлена роль «очень младших партнеров». А во-вторых, в конце 2016 года появился совсем внесистемный игрок внутри самой системы – Дональд Трамп, за которым стоят также далеко не бедные люди, имеющие свой взгляд на развитие мира капитала. И в настоящее время все это как раз и вылилось во всеобъемлющий кризис управления. «Трансатлантические» проекты существуют пока больше на бумаге и борьба перетекла в русло выборного процесса президента США осенью этого года. Чьих сил окажется больше, та концепция и грозит восторжествовать. Хотя самому капитализму это вряд ли поможет, но не в первую очередь об этом речь.

 

Для нас, проживающих сегодня в государстве Украина, безусловно учитывая все процессы, проходящие в мире, важно понять, какая система организации этой самой власти должна реализоваться у нас. Сегодня, когда сильные мира сего заняты концептуальными проблемами организации мира, Украина имеет уникальную возможность пройти точку бифуркации в нужном направлении. Пока у нас только боролись за власть, но не организовывали ее.

 

В наследие нам от той великой страны, которая прекратила существование в 1991 году осталась власть Советов. С тех пор она и существует –в виде и Верховного Совета как законодательного органа, и местных советов различного уровня. За почти тридцать лет мир вокруг кардинально поменялся, а вот наша власть как будто бы осталась прежняя. Но так ли это на самом деле?

 

Изначально, со времен организации того советского государства, которое перевернуло мир в 1917 г., предполагалось, что власть Советов объединит в себе представительные, законодательные и исполнительные функции. Из народа кооптировались представители в низшие уровни Советов, из них делегировались в более высокие самые достойные. Мало того, Советы формировали исполнительные органы власти, отвечая за функционирование государственной структуры. Так предполагалось.

Со временем такая схема выродилась в несколько иное управленческое формирование, дошедшее до нас в том виде, в котором мы его помним по 1991 году. Важный момент – единой скрепой, которая удерживала государственную вертикаль советской власти, была доминирующая в стране партия, которая и имела вертикаль снизу доверху. Советы такой, изначально запланированной вертикали уже не имели. И как только из Конституции страны убрали 6-ю статью, определявшую руководящую и направляющую силу, государственная система рассыпалась, а с ней рухнула и страна.

 

И с тех пор ремонтом государственной вертикали организации власти никто не занимается. Как было уже упомянуто выше, за власть у нас в стране борются, но ее не организуют. Почему это происходит, отдельный разговор. А пока вспомним, как организована власть в т.н. цивилизованных странах.

 

Организация государственного устройства на Западе основывается на принципе разделения ветвей власти. Ну, такое понимание ее сути уже прочно вошло и в наш обиход – законодательная, исполнительная и судебная. Так нашему украинскому обывателю все годы независимости Украины вживляется в подсознание именно этот подход. И мы сами себе придумали, что в таком состоянии находится и наша украинская государственность. На самом деле от власти Советов мы никуда не ушли. Причем от ее самой разбалансированной организации, ибо руководящая и направляющая сила почти тридцать лет назад исчезла, а иную мы создать не сподобились. И в теории вообразив себе разделенную власть по образу и подобию западной, на практике эту модель не реализовали.

 

Западная модель организации государственного управления возникла в период эпохи Просвещения. Ее достойнейшие представители и выразители экспериментальной системы организации общества – Вольтер, Декамулен, Гильотен (кстати, создатель гильотины) из Европы экспортировали свою идею на американский континент. Там как раз шел поиск модели организации американского государства и монархические подходы, превалировавшие в европейских странах, не устраивали передовые умы североамериканского общества. Отцам-основателям будущего государства США хотелось самим управлять, а не возводить на трон неконтролируемого монарха. Поэтому идеи вышеупомянутых молодых «просвещенцев» из Европы, представителей масонской ложи «Девять сестер», пришлись очень кстати. И с тех пор, не смотря на то, что власть в самой свободной стране мира президентская, она уравновешена сильным влиянием далеко не бедных закулисных игроков, делегирующих в избирательные органы управляемых представителей. И если президент ведет себя хорошо, ему позволяют порулить страной еще и второй срок, но не более. А судебная власть, также представленная очень имущими гражданами и отстаивающая те же интересы закулисья, этот манипулятивный процесс и контролирует. Называется это все демократией – ведь, согласитесь, американский народ за все это сам и голосует.

 

Но сами американцы далеко не сразу пришли к такой своей равновесной модели. Как говорится, через кровь, пот и слезы. Проницательный читатель сам может вспомнить, сколько только президентов там погибло на своем посту. Ведь система разделения ветвей власти несет в себе огромные риски ее разбалансирования. И уравновешиваться, сглаживаться они могут только там, где единая, цельная система работает давно, где существует мощный репрессивный государственный аппарат подавления народных недовольств. Ведь то самое первое государство на американском континенте создавалось на общественном договоре организовывавшейся власти с народом – с неотъемлемым правом последнего силой отстоять свои права. Но мудрая тамощняя власть со временем создала и государственный репрессивный аппарат.

 

Если же государство слабое, а таким сегодня и является Украина, то подобная система организации власти лишь разбалансирует государственное управление. Воображать, что мы живем в системе трех ветвей власти, конечно можно, но к действительности это не имеет никакого отношения. Какое же это, в самом деле, разделение ветвей власти в стране, в которой премьер-министр, желая уйти в отставку, подает заявление об этом президенту страны, подчиняясь по закону напрямую Верховной Раде - законодательной ветви. И оба и президент, и премьер, делают вид, что заявление подано без нарушения норм закона.

 

Беда еще и в том, что не определившись с государственной моделью, в стране не первый год пытаются реализовать новую систему местного самоуправления. Начали создавать громады как противовес – или отрицание – Советам, но должными правами их не наделили, посадив на короткий поводок - финансовые субвенции. Власть не может определиться, что делать дальше и с территориальным делением, и какие органы власти создавать. Может, потому, что задумалось как раз на данном этапе о самой государственной модели? Однако, судя по тем законам, которые сегодня принимаются в этой части, это далеко не так.

 

Только осознав, какая форма организации государственной власти подходит тому типу общества, который у нас есть, только четко определив вектор движения и развития, можно изменить страну. И не худо бы для начала определиться по самому простому вопросу – у нас президентская власть или парламентская. Но есть ли понимание этого в головах тех людей, которые принимают решения – большой вопрос. От этого уже не далее, чем в текущем году и произойдет понимание того, страну Украина все же строят как государство или целенаправленно разрушают.

 

Сергей ЗНАМЕНСКИЙ

 

Источник Позиция