Регистрация    Войти
Авторизация
» » » » Нацбанк: почти «наш»

Нацбанк: почти «наш»

Категория: Позиция » Cтатьи » Экономика
Нацбанк: почти «наш»

Крупные банки есть тот «государственный аппарат», который мы берем готовым у капитализма.

В.И. Ленин, Полное собрание сочинений, том 34

 

На прошлой неделе Украина получила $2,1 млрд первого транша Международного валютного фонда. Эта часть

кредита подняла международные резервы страны до $28,7 млрд. Напомним, МВФ 9 июня утвердил программу поддержки нашей страны сроком на 18 месяцев. Свою часть транша получит и Национальный банк Украины. Как сообщил его глава Яков Смолий, деньги из нового кредита будут потрачены на финансирование дефицита государственного бюджета.

 

Нацбанк в нашем государстве - это такая структура, статус которой мало обсуждается в медиа. Упоминается в основном в виде новостных сообщений: «НБУ издал распоряжение», «Регулятор повысил ставку» и т.д. Мы решили изложить роль НБУ в государственном управлении из информации, которую удалось найти в открытых источниках.

 

Итак, банковская система Украины состоит из двух уровней: центральный банк, он же Нацбанк, а на втором уровне стоят коммерческие банки. На 1 февраля 2019 года их насчитывалось 77 (из них 37 - с иностранным капиталом, в том числе со 100% иностранным капиталом - 23).

 

Банковская структура Украины ведет свою историю с 1918 года, после того как большевиками были захвачены почта, телеграф и госбанк. Центральный Совет Украины тогда принял закон «О преобразовании киевского офиса Государственного банка России в Украинский государственный банк». Не будем останавливаться на периоде строительства «светлого будущего», а сразу перейдем к развалу Советского Союза, когда на местах происходил раздел ценностей. Самыми лакомыми кусками в 1989-1990 годах были активы Внешэкономбанка, Внешторгбанка и, понятное дело, Государственного банка.

 

20 марта 1991-го был создан Национальный банк Украины в качестве правопреемника Украинского республиканского банка Государственногобанка СССР. Теперь оставалось наполнить его деньгами, поскольку отечественная банковская система подверглась эталонному распилу. Велосипед придумывать не пришлось, так как издревле заведено, что когда государству требуются средства, оно берет их у своих граждан. А чтобы им было, куда нести свои честно заработанные, создается сбербанк.

 

По накатанной предшественниками схеме 31 декабря 1991 года в НБУ под №4 было зарегистрировано самостоятельное банковское учреждение под названием «Государственный специализированный коммерческий сберегательный банк Украины» (это, к слову, тот, что в 1999 году стал Ощадбанком). Факт, что сбербанк является самостоятельным юридическим лицом с обособленным имуществом, хоть и принадлежащим государственному банку, никого не должен был смущать.

 

Народ по советской привычке продолжал нести средства, наивно полагая, что они там уцелеют от потрясений. Сбербанк принимал деньги во вклады, но сами вклады... не выдавал. Банковские клерки с откровенным простодушием говорили, что нет денег или вообще заявляли: «Приказ сверху – ничего не выдавать». Ну, а что вкладчикам было отвечать, когда денег реально не было – их распилили уже «на входе» и вывезли в неизвестном направлении. Поскольку вклады населению отдавать было нечем, то их заморозили до середины 1990-х.

 

Конечно, независимая Украина нашла выход из создавшегося положения. Она приняла закон о компенсации вкладов и защите сбережений граждан. Факт, что советский рубль стоил гораздо дороже украинских купоно-карбованцев, волновал только вкладчиков. С приходом же гривны население вообще послали куда подальше, ограничившись выдачей тысячи, даже если на сберкнижке было целое состояние.

 

Из светлых пятен в работе центробанка можно отметить руководство ведомством Виктором Ющенко (1993-1999 гг. – председатель Нацбанка Украины – ред.). Этот период считается лучшим в банковской системе нашей страны за все время ее независимости. Под его патронатом в 1990-х годах были проведены монетарные реформы, остановившие гиперинфляцию. Все главы Нацбанка после Ющенко отметились или непрофессионализмом, или одиозностью, так что довольно сложно назвать достойного последователя Ющенко.

 

При этом в банковской среде поговаривали, что реформы разработал Вадим Гетьман (глава НБУ в 1992-1993 гг.). Ну и пусть, не пропадать же наработанному добру! В благоприятных финансовых условиях, созданных Ющенко, наплодилось множество приватных банков. Это началось после того, как Виктор Андреевич в 1992 году развалил банк «Украина» - будучи на тот момент его главой. Банки, конечно, и до конца «Украины» рождались, но особой популярностью не пользовались. Однако после банкротства «Украины» нужно было куда-то рассовывать банковских клиентов – а это около 100 500 вкладчиков и уйма выпиленных денег в виде невозвратных кредитов.

 

Таким образом, банковский рынок из горделиво возвышающегося НБУ в окружении финансовых мелочевок превратился в стаю безжалостных хищников. Но 2014 год исправил ситуацию. Такого банкопада, который случился при руководстве НБУ Валерией Гонтаревой, земля никогда не знала. Этот процесс нынче в рецессии по банальной причине – падать стало нечему. И снова НБУ мощно рассекает среди финансовых волн – абсолютно свободный и неподконтрольный.

 

Чтобы понять суть «неконтролируемой свободы» главного финучреждения страны, нам нужно вспомнить о Федеральной резервной системе США, потому что связь между НБУ и ФРС прослеживается самая непосредственная. Считается, что понятие «центробанк» - это государственный орган, подконтрольный и подотчетный, как и любое другое ведомство. Также думают о ФРС – что она контролируется Сенатом или правительством США. По факту же эта институция бесконтрольная. Даже более того - руководство ФРС непосредственно влияет на решения этих органов и на то, кто будет американским президентом! ФРС со дня своего основания в 1913 году - частная компания с правом печатать доллары и давать их правительству США и обществу в долг под проценты. Цель - получение прибыли и расширение сферы экономического и политического влияния, что ей успешно удается.

 

Америка у ФРС в долгах, как в шелках – если точнее, задолжала $20 трлн. Глядя на это, эксперты чуть ли не ежедневно прогнозируют разрушение экономики США. Но никакая экономика не рухнет, потому что государственный долг этой страны формируется путем выпуска долговых обязательств. Чем больше их купят на рынке, тем, соответственно, больше долг. У Федеральной резервной системы берут доллары в долг и правительства других стран. А поскольку ФРС – это центробанк США, то занимать у него другому государству выглядит как прямая зависимость, что, по сути, угрожает национальной безопасности страны-должника. Но для сглаживания такого казуса есть «прокладки» - Международный валютный фонд, Мировой банк и Европейский банк реконструкции и развития. Чтобы такой механизм работал, нужно в других странах иметь свои центробанки-филиалы. Ну, мы теперь понимаем, о чем речь, когда слышим о зависимости Украины от США.

 

У нас функции центробанка выполняет НБУ, который, как и ФРС, печатает национальную валюту и выпускает ценные бумаги. Одна из основных задач центробанка - поддержание соответствия денежной массы товарной массе. Другими словами, в нужный момент допечатать валюту или изъять ее из обращения, тогда цены на товары будут стабильными. По логике такой эмиссионный центр должен подчиняться правительству, как это было в СССР, или, как минимум, работать с ним в тесной связке и нести общую ответственность за состояние экономики в стране. Но, будучи согласно действующему законодательству особым центральным органом государственного управления, на деле регулятор практически независим от государства и фактически не несет финансово-правовой ответственности, адекватной своим правам.

Набор привилегий, функций и полномочий, которыми пользуется НБУ, говорят эксперты, выходит даже за рамки Конституции Украины. По Основному Закону, Нацбанк должен обеспечивать стабильность гривны. Но это у финучреждения получается только тогда, когда руководство страны безоговорочно подчиняется требованиям МВФ в обмен на кредит. Мера, конечно, временная, но необходимая, чтобы исключить полный крах во всех сферах жизни.

 

А чтобы не нашлось охочих привлечь НБУ к ответственности за финансовую халатность перед народом, законодатели, то есть парламентарии, обеспечили Нацбанку такое правовое поле, в котором институция получила все возможные свободы при минимуме обязанностей и отсутствии реального контроля со стороны государства. С этой целью был принят закон о банках (известный в миру как «антиколомойский»), суть которого сводится к тому, что Национальный банк теперь неподсуден.

 

Точнее, закон 590-IX, вступивший в силу 23 мая, предусматривает право бывших акционеров банков на компенсацию причиненного вреда, но при этом запрещено признавать недействительными договоры, заключенные в процессе вывода банков с рынка. Так что бессмысленное дело - подавать на НБУ иск, если его засудить никак не получится. Сколько ни подавай, а закон не допускает возвращения выведенных с рынка Нацбанком Украины коммерческих банков предыдущим владельцам по решению суда.

 

Вот, оказывается, как все просто: принять закон, в соответствии с которым должностные лица НБУ не несут никакой ответственности ни за ликвидацию с 2014 года 105 банков вместе с депозитами вкладчиков, ни за национализацию крупнейшего частного банка. Кстати, в прошлый четверг «антиколомойский» закон был приведен в действие. Хозяйственный суд Киева закрыл два производства по искам бывших акционеров ПриватБанка, которые требовали признать недействительным договор купли-продажи банка в 2016 году. Как говорится, с почином!

 

Чего ждать дальше? Центральная власть в сговоре с центробанком, более известном как НБУ, запустит на украинский рынок иностранные финансовые учреждения, которые займутся скупкой земли. Зря, что ли, ФРС поддерживает Украину на финансовом плаву? Так что НБУ, как и ФРС, свойственна абсолютная свобода.Только вот ФРС не позволяет чужим нос совать во внутренние дела государства.

 

Наталья НЕСТЕРЕНКО

 

 
Источник Позиция