Регистрация    Войти
Авторизация
» » » » Налоговая амнистия. Как это делали другие и нужна ли она Украине?

Налоговая амнистия. Как это делали другие и нужна ли она Украине?

Категория: Позиция » Новости Позиция » Экономика
Налоговая амнистия. Как это делали другие и нужна ли она Украине? "Хватит уже бесконечных дискуссий, нужно поставить точку в этом вопросе, и я готов это сделать", - заявил президент Зеленский в Раде о так называемой "нулевой декларации".

Чтобы обнулить налоговые декларации, надо провести налоговую амнистию.

Президент Зеленский поднимал эту тему еще до своего избрания. И он далеко не первый президент Украины, который хочет "поставить точку" в этом вопросе.

Однако опыт других стран, которые проводили налоговые амнистии, свидетельствует, что их результаты зависят не столько от воли политических лидеров, как от времени и обстоятельств, которые могут быть либо чрезвычайно благоприятными, или абсолютно ложными. А также могут быть не совсем такими, как ожидали их инициаторы.

К тому же, мало кому удается по-настоящему "поставить точку": если уж страна начинает прощать неуплату налогов, в основном это приходится повторять снова и снова.
 
 

Зачем нужна налоговая амнистия?

В теории неуплата налогов - это преступление. Но во время налоговой амнистии государство не пользуется своим правом наказывать, а позволяет вывести из тени и легализовать капитал, который его владельцы получали, не уплатив налоги, или же вообще вывели из страны. За это они могут оплатить меньше налогов и/или избежать наказания за их неуплату.

Обычно к налоговой амнистии прибегают развивающиеся страны или страны с низкой налоговой дисциплиной. Иногда это происходит после каких-то чрезвычайных экономических потрясений или кризисов, и тогда целью скорее является быстрое пополнение бюджета.

Критики налоговых амнистий, среди которых и МВФ, говорят, что они лишают смысла уплату налогов теми, кто все оплатил вовремя и полностью. А если это и имеет смысл, то только как часть более широкая налоговая реформа в стране с усилением ответственности за неуплату налогов уже после амнистии.
 
 
Эксперты отмечают, что результат налоговой амнистии прежде всего зависит от доверия к власти. Именно поэтому эффективными являются амнистии, которые проводит новая власть на волне послевыборной популярности.

Обычно каждая следующая амнистия дает меньший результат. По-другому бывает разве тогда, когда правительство страны предложит кардинально другие условия легализации доходов.
 
Что в Украине?
 
Не менее четверти украинской экономики находится в тени. Данные об объемах теневой экономики в Украине зависят от методов расчетов. Но очевидно одно: "тень" является значительной.

По данным министерства экономики, непосредственно перед введением карантинных мероприятий весной этого года доля теневой экономики в Украине составляла 31% от ВВП. Если же делать оценки по методу убыточности предприятий, то "тень" составляет до 38%.

Предварительные результаты исследования, проведенного Ernst & Young и Mastercard по договоренности с Минэкономики, НБУ и Госкомстата свидетельствуют, что почти четверть украинской экономики находится в тени. При этом почти 20% ВВП страны (700 млрд грн.) - это теневая наличность.

В предыдущие годы объемы теневой экономики в Украине были еще больше. Официально в Минэкономики называли цифру в почти 40%, тогда как украинские эксперты говорили о половине экономики в тени.

Именно поэтому практически каждая смена власти в Украине сопровождалась разговорами о том, что надо простить и забыть о неуплаченных вовремя налогах, а взамен наполнить экономику выведенными из тени средствами.

Президент Зеленский и его команда не стали исключением. О планах провести налоговую амнистию он вспоминал даже в своей предвыборной программе - мол, надо дать украинцам шанс начать с чистого листа. Однако пока парламент работал "в турборежиме", руки монобольшинства так и не дошли до соответствующего законопроекта.

Впоследствии тему возобновил новый премьер Денис Шмыгаль, который обещал ясность с этим вопросом до конца 2020 года.

А недавно председатель парламентского финансового комитета Даниил Гетманцев даже рассказал, какими будут главные нормы соответствующего законопроекта, который в ближайшее время должны зарегистрировать в Раде.

"Концепт амнистии полностью согласован. Теперь все зависит только от Офиса президента", - заявил депутат.

По словам Даниила Гетманцева, в вопросе налоговой амнистии президент Зеленский и его команда ориентируются на пример Аргентины. Мол, там "выведено на свет божий 117 млрд. долларов, в казну поступило почти десять миллиардов американских" зеленых".
 
 

А что же в Аргентине?

Только что избранный президент Аргентины Маурисио Макри в 2016 пообещал вернуть в страну 500 млрд долларов выведенных капиталов и отдать их пенсионерам.

Очевидно, у президента Зеленского подразумевают аргентинскую налоговую амнистию 2016-2017 годов. Но в Аргентине была не одна налоговая амнистия, и не все они принесли столько денег.

Как рассказывает корреспондент BBC Mundo Вероника Сминк, с 1980-х в Аргентине было шесть налоговых амнистий.

Они происходили тогда, когда налоги, хотя и одни из самых высоких в регионе, были недостаточными, чтобы покрыть огромные бюджетные расходы, которые заставляли страну проходить через экономические кризисы снова и снова.

За последние 40 лет все правительства, кроме одного, прибегали к тому, что здесь называют "отбеливанием средств". Хотя многие рядовые аргентинцы думают, что это просто способ, при помощи которого очень богатые, включая политиков, легализуют свои "черные деньги".

Из-за этой дурной славы правительства старались избегать слова "амнистия", а взамен называли это "Программа стандартизации налогов" или "Программа репатриации капитала".

Чтобы оправдать эти "программы", средства направлялись на популярные цели - кредитование ипотеки для малоимущих или займы для бизнеса.

Две налоговые амнистии в 2008 и 2013 году при президентстве Кристины Киршнер дали в бюджет 910$ млн.

Но уже через месяц после инаугурации президенту Макри пришлось отвечать на обвинения в уклонении от уплаты налогов из-за утечки "Панамских документов".

Новая власть хочет подать в Конгресс законопроект о новой налоговой амнистии для людей, которые имеют незадекларированную валюту, чтобы вложить эти средства в строительные проекты и поддержать отрасль.
 

Как это делали в других странах?

Кроме Аргентины, в мире существует еще несколько знаковых налоговых амнистий. Во время налоговой амнистии в Индии в 2016 году владельцы сети уличной еды в Мумбаи, которые задекларировали 7,5 млн долларов

В Индии регулярные попытки налоговой амнистии начались почти сразу после того, как страна стала независимой от Великобритании, и происходили в среднем раз в 10 лет.

Амнистию 1997 года, которую назвали "Схема добровольного раскрытия доходов", многие считают успешной, но так же многие критикуют. Тогда ставку налогообложения по сравнению с предыдущими амнистиями снизили до 30%, и в бюджет поступило 2,5 млрд. долларов вместо ожидаемого 1 млрд. Почти полмиллиона налогоплательщиков задекларировали все - от килограммов драгоценных металлов до слона, которого его владелец годами скрывал от налоговиков. Всего было задекларировано активов более 8 млрд долларов.

Еще одна налоговая амнистия в Индии в 2016 году принесла в бюджет более 4 млрд долларов за 4 месяца, а объемы легализованных капиталов достигли почти 10 млрд долларов.

Перед этой амнистии власти обратились к около 700 тысячам людей, которых подозревали в уклонении от уплаты налогов. По факту откликнулись только 64 000. Но среди тех, кто принял участие в амнистии, были и, например, владельцы сети уличной еды в Мумбаи, которые задекларировали 7,5 млн. долларов. Казалось бы, это много. Но тогда правительственные аналитики говорили, что индийцы имеют на заграничных счетах и ​​оффшорных зонах около 500 млрд долларов.

С 1964 власти Индонезии, где 1% населения контролирует более половины национального богатства, также прибегали к нескольким налоговым амнистиям, называя их "программами фискального поощрения".
 
 
В Индонезии во время налоговой амнистии богатые не спешили "светить" свои капиталы, а бедные даже протестовали.

Перед началом последней - в 2016 году - индонезийские власти подсчитали, что более 300 млрд долларов, "заработанных" в Индонезии, их владельцы хранят в зонах с льготным режимом налогообложения, прежде всего в Сингапуре.

При возвращении этих средств в Индонезию можно было оплатить вдвое меньший налог, чем тогда, когда задекларированные средства оставались бы в оффшорах. А в Индонезии эти средства можно было не только положить в банк, но и инвестировать в государственные облигации или инфраструктурные проекты.

В результате сумма задекларированных средств на 66 млрд превысила ожидания, а власти Индонезии назвали эту амнистию самой успешной в мире. Однако из-за рубежа вернулось лишь 15% от ожидаемого, а доходы бюджета - 8 млрд долларов - были на треть ниже запланированных.

В Италии, где счет налоговых амнистий пошел уже на десятки, "отбеливание" теневых капиталов стало едва ли не национальным видом спорта.

В ситуацию даже пришлось вмешиваться Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), эксперты которой советовали итальянской власти вообще отказаться от налоговых амнистий, чтобы не разрушать налоговую систему.
 
Громкие налоговые амнистии в Италии совпадали с премьерством Сильвио Берлускони.

Однако амнистию 2001-2002 годов, которая совпала с переходом страны на евро, называют достаточно успешной.

Во время этой амнистии итальянцам предлагали задекларировать активы за рубежом и оплатить полную сумму налогов, оставив активы там, или оплатить лишь 2,5%, вернув их в Италию. В результате за первые 60 дней итальянцы вернули в страну более 60 млрд евро и уплатили налогов на сумму около 1 млрд евро.

Всего в ходе амнистии было легализовано 73 млрд евро, что принесло 14 млрд евро налогов.

Большинство средств вернулись в страну из Швейцарии - фактически, в итальянские филиалы швейцарских банков.

Эту амнистию попытались повторить и в 2009 году со ставкой налогообложения в 5%, но успех был уже не таким, каким в казну и поступило 4 млрд евро налогов.

По оценкам итальянского правительства, тогда итальянцы держали за пределами страны около 500 млрд евро, из которых легализовали только 80 млрд евро.

Казалось бы, итальянскую налоговую дисциплину невозможно сравнивать с немецкой, но и в Германии в 2004-2005 была своя амнистия капиталов.
 
 
Немцы - большие патриоты, но при определенных обстоятельствах некоторые предпочитали швейцарские банки.

Таким образом правительство страны пытался вернуть часть капиталов, состоятельные немцы отправляли на счета в Швейцарии или Лихтенштейне в 1993-2002 годах, и пообещал гражданам, легализуют теневые средства, не прибегать к уголовному преследованию за неуплату налогов.

На выведенные из тени капиталов они должны были заплатить от 25% до 35% налогов.

Хотя первичной целью было получить в бюджет дополнительные средства, в федеральной казны поступило 1,2 миллиарда евро - вместо 5 млрд ожидаемых.

На постсоветском пространстве примером эффективной амнистии теневых доходов называют Казахстан.
 
 
Во время первой налоговой амнистии в Казахстане в 2001 решили начать буквально с чистого листа и уничтожили декларации за предыдущие 5 лет.

В 2001 году там легализовали капиталов почти на полмиллиарда долларов. Сумма, казалось бы, не такая и большая, но после этого мировые рейтинговые агентства повысили кредитный рейтинг Казахстана.

Задекларированные доходы полностью освобождались от уплаты налогов и необходимости объяснять их происхождение. А чтобы еще больше привлечь владельцев теневых капиталов вывести их из тени, все налоговые документы декларантов за 1995-2000 годы были уничтожены.

Одновременно с амнистией были снижены налоги - на 4% НДС и на 5% социальный налог.

На следующей амнистии 2006-2007 годов из тени вывели еще около 6,7 млрд. долларов.

Зато в Грузии, которую часто упоминают как пример экономических реформ, амнистия капиталов не просто не сработала, а стала настоящим провалом.
 
 
Во время "революции роз" грузины поддержали коренные реформы в стране, но в 2005 не поверили в налоговую амнистию.

Объявленной президентом-реформатором Михаилом Саакашвили амнистии в 2005 году воспользовались лишь восемь граждан, а бюджет получил 35 тыс. долларов доходов вместо ожидаемых 4 млн.

В России в налоговые амнистий прибегали также несколько раз.
 
 
Первую налоговую амнистию в России попытались провести в 1993, но она "не дала ощутимого пополнения бюджета".

Формально первая из них состоялась в 1993, рассказывает Сергей Козловский с Русской службы Би-би-си.

Тем, кто скрывал доходы, предлагали уплатить налоги в полном размере. А за это государство обещало не применять санкции. Эта амнистия "не дала ощутимого пополнения бюджета" - признавали аудиторы. За все время амнистии в налоговые органы обратились только две тысячи налогоплательщиков.

Еще одну попытку сделали в 1998 году, но тогда дело не пошло дальше законопроекта.

Следующая налоговая амнистия состоялась в 2007-м, когда физическим лицам и индивидуальным предпринимателям предложили легализовать незадекларированные доходы 2006 года и уплатить 13% налог. При этом источники этих доходов можно было не раскрывать, а суммы - не ограничивали.

Юристы отмечали, что тогда в России эта амнистия была актуальна для тех, против кого были возбуждены уголовные дела за уклонение от уплаты налогов.

За время амнистии легализовали более 28 млрд рублей (около 1,1 млрд долларов) доходов, а в бюджет поступило 3660000000 рублей (около 143 млн долларов по среднегодовому курсу). Это лишь 0,33% от налоговой базы по налогу на доходы физических лиц за тот же период.

"Налоговые амнистии аккумулируют, как правило, относительно небольшие суммы дополнительных доходов. Налоговые амнистии повторяющихся часто менее успешными в привлечении дополнительных доходов и имеют негативный эффект на налоговую дисциплину, потому что у налогоплательщиков формируется ожидание следующей налоговой амнистии", - писал российский экономист Александр Рыманов.

В декабре 2014 президент Путин анонсировал амнистию капиталов для владельцев оффшоров. Физические лица могли подать в налоговую декларацию данные об имуществе, контролируемые иностранные компании и счета в иностранных банках, а власть гарантировала, что к ним не будет вопросов от правоохранительных органов.

Во время первых двух этапов амнистии (2015-16 и 2018-19 годы) было подано 19 000 деклараций на сумму в 35 млрд евро. Министр финансов страны Антон Силуанов назвал это "очень неплохим результатом". В 2019 продолжается третий этап амнистии.

При этом, вопреки обещаниям власти, в России были случаи, когда информация с деклараций бизнесменов использовалась против них по уголовным делам.

Еще одну налоговую амнистию Путин объявил в декабре 2017 года, за несколько месяцев до выборов. Но она стала скорее списанием налоговых долгов, а не декларацией доходов. Поэтому эксперты назвали ее предновогодним и предвыборным подарком Путина.