Регистрация    Войти
Авторизация
» » » » Газовое кольцо Европы и украинская ГТС

Газовое кольцо Европы и украинская ГТС

Категория: Позиция » Cтатьи » Экономика

Газовое кольцо Европы и украинская ГТСНа пять европейских стран – Великобритания, Германия, Франция, Италия, Нидерланды – приходится 70% потребления природного газа, и именно здесь сосредоточена отлично развитая газотранспортная инфраструктура.


Первые партнеры СССР по газовому бизнесу – Италия, Австрия и ФРГ – согласились подписать контракты при условии, чтобы газ не транспортировался через Германскую Демократическую Республику. Поэтому советским трубам пришлось петлять и извиваться по Европе - вместо того, чтобы идти прямо к месту назначения. И этому, как оказалось, удобному разветвлению газотранспортной системы нужно отдать должное.

 

Как известно, лишнего газа в Европе не бывает. По данным на июнь 2021 года, Евросоюз в год потребляет 600 млрд. кубометров импортируемого сырья. Лидеры потребления - Германия (95 млрд кубометров), Великобритания (80 млрд) и Италия (74 млрд). И теперь нелишне будет выяснить, насколько экспортеры покрывают европейские потребности в голубом топливе.

 

Россия может предоставить ЕС только 200 млрд. куб.м., то есть треть от общего числа поставок. РФ также недавно вошла в число поставщиков сжиженного природного газа (СПГ) в лице корпорации НОВАТЕК с обеспечением только 16,4 млн т. Инициативу подхватили «Газпром» и «Роснефть», запускающие два проекта пиковой мощностью 10 млн и 5 млн тонн в год (Балтийский СПГ и Дальневосточный СПГ соответственно). После России крупнейшие поставщики – Катар (32,7 млрд кубометров, только СПГ), Алжир (30 млрд, трубопровод и СПГ), Нидерланды – (25 млрд трубного газа), США (17,7 млрд, СПГ) и Нигерия (15,7 млрд, СПГ). Также потребности Европы возмещают норвежцы – 100-110 млрд. трубного газа в год. Азербайджанцы поставляют пока 10 млрд трубного газа.

 

Все, больше игроков на рынке газа нет. И ни у кого из них нет возможности увеличить поставки - за исключением Азербайджана, путем удвоения мощности Южного газотранспортного коридора Nabucco, поставляющего газ в Южную Европу. Хотя, если Болгария потребляет в год 3 млрд куб.м. газа, то можно говорить, что балканским странам немного-то и надо.

Норвегия едва удерживает объемы поставок в районе 100-110 млрд кубов газа за счет подключения все новых мелких месторождений на континентальном шельфе Северного и Норвежского морей. Старые вырабатываются и иссякают, а новые - скудны. Эта скандинавская страна вышла на плато добычи без возможности стабильно ее увеличивать – 120 млрд куб. м в год будет ее пределом, считают в Международном энергетическом агентстве CSIS. Словом, все идет к тому, что к 2030 году Норвегии как страны-импортера на рынке газа ЕС не останется.

 

Заканчивается и голландское «эльдорадо». В 1958–1959 годах на морском шельфе Голландии было открыто газовое месторождение Гронинген. Даже сейчас его четыре с лишним триллиона кубометров извлекаемых запасов относят к категории уникальных, а в те времена это было событием мирового масштаба. Не самая большая площадь – 850 квадратных километров, не самая большая глубина залегания – от 2 до 3 км, но для его освоения требовалось соорудить и разработать сотни скважин, обустроить сотни километров трубопроводов в море и на суше. За годы эксплуатации Гронингена из него было добыто более 1,5 трлн кубометров, остаточные запасы составляют не менее 2,7 триллиона.

 

Правительство Нидерландов приняло и озвучило решение о том, что летом 2022 года работы на главном достоянии страны – газовом месторождении Гронинген прекращаются. Добыча газа сворачивается с 25 млрд кубов в год – до нуля. А было время, что добывали и по 80 млрд. Рекорд был поставлен в 1976 году – добыли 88 млрд куб.м. газа. Прекращается добыча по причине того, что эксплуатация месторождения с конца 1960-х привела к увеличению сейсмической активности региона из-за оседания выработанных пластов, что привело, начиная с 1994 года уже к 900 землетрясениям. Поэтому высшее руководство страны приняло осознанное решение прекратить разработку, ибо Нидерланды на 85% находятся ниже уровня моря, и никому не улыбается перспектива разделить участь Атлантиды. Таким образом, в 2022 году с рынка выбывают 25 млрд газа в год.

 

Поставщики трубного газа свою добычу нарастить не могут, а СПГ мало того, что дорог, так еще и поедет туда, где за него больше заплатят – на премиальные рынки Европы, например. Голландский хаб TTF, скорее всего, прекратит свое существование, уступив место немецкому Gaspool и NCG и австрийскому в Баумгартене, заполненными от «северных потоков», украинской ГТС и газопровода Ямал - ЕС, проходящего по Беларуси через Польшу в Германию с мощностью газопровода 33 млрд газа в год.

 

На газовый рынок пробует выйти Польша. Поскольку полякам не пристало пользоваться российским газом, они потянули из Норвегии по дну Балтийского и Северного морей через территорию Дании свой «поток», пообещав в 2022 году отказаться от газа из РФ в принципе. Сейчас они потребляют 18–20 млрд куб.м в год. Польские власти несколько лет назад заявили, что страна не будет продлевать долгосрочный контракт с «Газпромом» (Ямальское соглашение) после его завершения в 2022 году. Договор предусматривает возможность поставок в Польшу до 10 млрд куб. м газа в год. В Варшаве заявили, что вместо российского газа переходят на СПГ из США и Катара, который регазифицируется на приемном терминале СПГ в Świnoujście (как филолог не могу не подметить, что переводится этот топоним как «Свиное устье»). Еще – достроят газопровод Baltic Pipe. Среди других проектов – расширение хранилищ, создание нового терминала СПГ в Гданьске и интерконнекторов с Литвой и Словакией, позволяющих передавать газ в обоих направлениях.

 

Собственные потребности Польши в газе к началу 2023 года, согласно расчетам ее национального газотранспортного оператора Gaz-System, должны возрасти до 22 млрд куб.м. в год. В связи с требованиями ЕС о выводе из эксплуатации угольной генерации (80% электроэнергии в Польше вырабатывают угольные электростанции), ТЭС газовой генерации требует больше топлива. Штрафы ж за выбросы углекислого газа никому не хочется платить. А видно, придется, потому как газа может не хватить. Вместимость единственного имеющегося на данный момент СПГ-терминала в Świnoujście составляет 5 млрд кубов с возможностью расширения до 7,5 млрд.

 

Даже если удастся нарастить мощность в 1,5 раза плюс запустить новые плавучие терминалы в Гданьске мощностью 4,5 млрд, то даже после этого суммарная мощность терминалов достигнет 12 млрд кубов газа в год. Учитывая собственную потенциальную потребность в природном газе в 22 млрд кубов, данный шаг явно не поможет их национальному нефтегазовому оператору PGNIG наполнить собственную трубу – логическое продолжение газопровода Ямал–ЕС – и выйти на европейский газовый рынок со своими предложениями.

 

Разве что свои потребности PGNIG может удовлетворить только благодаря «балтийскому потоку» проектной мощностью 10 млрд куб.м., который нужно дотянуть из Норвегии до точки ввода на польском берегу. При этом появились новости, что там возникли проблемы с датскими полевыми мышами, здоровью и жизням которых угрожает «балтийский поток». Вlackout Польше устроила Дания, заблокировав Baltic Pipe. 31 мая Апелляционный совет по охране окружающей среды и продовольствию отозвал у датской государственной компании Energinet разрешение на строительство МГП Baltic Pipe. У них появились экологические сомнения и дальнейшее продвижение магистрального газопровода было поставлено на паузу.

Враги ликуют, а вот литовцам обидно. Они получили субсидии от Еврокомиссии, набрали банковских кредитов, весь 2020 и 2021 год, не покладая рук, прокладывали свою часть МГП GIPL – нового газопровода, который должен соединить газотранспортные системы Литвы и Польши. В разгар эпидемии COVID-19, в мороз и зной люди поднимали грунт, стыковали трубы, укладывали... а теперь придется, как минимум полгода, наблюдать, все ли датские мышки вернулись в норки.

 

С чем будет выходить Польша на рынки Чехии, Словакии, Литвы и Украины? Именно эти страны запроектировал для потенциального сотрудничества глава правления PGNIG пан Ежи Квечиньский. Где полякам брать недостающий газ? Американский СПГ, который произведен (путем охлаждения и сжатия для удобства транспортировки) на территории США, фактически принадлежит купившим его компаниям неамериканского происхождения.

 

Американцы импортируют часть своего сланца, а львиную долю перекупают, в первую очередь, из Канады. Так что из-за двойной переработки он получается дороже по себестоимости, да и доставка затратнее. Поскольку Украина попала в пул покупателей «польского» газа, нам небезынтересно знать, сколько гипотетически нам будет импортировано голубого топлива. Итак: собственная добыча – 5 млрд куб.м. в год, американский СПГ – еще 12 млрд кубов, норвежский трубный газ по несуществующему пока газопроводу Baltic Pipe – это 10 млрд кубов. Итого: 27 млрд. при собственной потребности в 22 млрд. Остаются 5 млрд на продажу. В общем, негусто...

 

Пока американские газовозы нацелились к польским терминалам, хочется с гордостью напомнить о мощности нашей родной ГТС: на входе – 290 млрд куб.м. в год; на выходе – 170 млрд., в том числе в сторону ЕС – 142,5 млрд в год. В 2014 году наша труба была оценена независимыми европейскими экспертами в $13-15 млрд. Во времена президентства Виктора Ющенко ее стоимость оценивалась в $18-20 млрд. Сейчас отечественная ГТС тянет на $1,4 млрд. Эту сумму назвала британская консалтинговая компания Ernst&Young, входящая в четверку мировых аудиторов. Она проводила в 2019 году оценку стоимости ГТС накануне анбандлинга – принудительного разделения на добывающую, распределительную и транспортную компании, согласно требованиям и нормативам Третьего энергопакета ЕС (ТЭП). Несколько лет назад наши политики часто оперировали этим малопонятным термином. По сути, это разъединение активов, именуемое «делиться надо».

Например, занимаешься распределением газа? Не суйся в транспортировку. ТЭП был принят в 2009 году, но крупные газовые игроки его проигнорировали. Европейская комиссия не рискнула пойти на открытый конфликт с транснациональными корпорациями, предложив им переходной период. Зато на Украине отыгралась от души. В 2019 году путем откровенного шантажа «не примете ТЭП – не получите субсидии из бюджета ЕС» наша ГТС ушла в управление независимому оператору.

 

Можно сказать, предпродажную подготовку наша ГТС прошла, подешевев при этом в 10 раз. А ведь какие возможности она у нас содержит! Благодаря ее невероятной мощности можно управлять не только своей экономикой, но и влиять на энергетическую политику других стран. Газ из всех углеводородов является самым чистым топливом, производящим наименьшее количество вредных выбросов. Вряд ли «зеленая» генерация поспеет за ним в конкурентной борьбе. Остается надеяться, что Украина не профукает последний шанс.

 

И напоследок - вопрос «на засыпку». Импортного газа в Западную и Восточную Европу заходит около 435 млрд кубометров. Общее потребление – 600 млрд. Намечается неучтенка в 165 млрд кубов. Там столько не добывают. Откуда берется – загадка. Возможно, когда-нибудь ее разгадают «независимые операторы»?

 

Наталья НЕСТЕРЕНКО

 

Источник Позиция