Регистрация    Войти
Авторизация
» » » » В тени фатального полузабвенья (Продолжение)

В тени фатального полузабвенья (Продолжение)

Категория: Позиция » Cтатьи » Политика

В тени фатального полузабвенья (Продолжение)Продолжение.Начало в предыдущем номере. 9 марта 2018 года исполняется 110 лет со дня рождения Тараса Боровца («атамана Бульбы»), создателя и командира Украинской повстанческой армии «Полесская Сечь»– той самой настоящей, первоначальной УПА, которую в августе 1943 года уничтожили боевики бандеровской Организации украинских националистов, тут же присвоившие ее название своим вооруженным отрядам.

 

Первую часть повествования об этой неоднозначной личности мы опубликовали в прошлом номере. Предлагаем вашему вниманию продолжение исторического очерка.

 

Главной причиной разрыва с немецкими оккупантами стало то, что они обложили украинское население неподъемной данью и повинностями, молодежь угоняли на работу в Германию, а за малейшее неповиновение жестоко наказывали и даже казнили. К тому же люди Боровца категорически отказались участвовать в расстрелах евреев, хотя сам пан Тарас их малость недолюбливал («Від жидів і комуністів вітань не приймаю!» – говаривал он). Но ведь это не идет ни в какое сравнение с зоологической юдофобией того же Шухевича, который инструктировал боевиков ОУН-УПА: «К жидам относиться точно так же, как к полякам и цыганам – уничтожать безжалостно, никого не щадить». Вспомним хотя бы жуткий погром евреев и поляков, устроенный оуновцами из карательного батальона Nachtigall (замкомандира – оберлейтенант абвера Роман Шухевич) в первые же дни оккупации Львова.

 

При этом уход вооруженных «бульбовцев» в глухие леса не был проявлением их пассивной оппозиционности к новоявленным хозяевам Украины. Наоборот, они довольно активно досаждали оккупантам – в основном диверсиями и антигитлеровской пропагандой. Известны лишь две относительно крупные операции УПА Бульбы-Боровца против вермахта: Шепетовская в ночь с 18 на 19 августа 1942 года и Людвипольская 28 марта 1943-го. Со своей стороны для борьбы с «бандами Боровца» немцы уже в мае 1942 года сформировали специальный отряд во главе с майором полиции Брошеном. 7 сентября 1942 года в Ровно показательно расстреляли 40 бульбовских «сечевиков».

 

Принципиально важный момент: несмотря на то, что история и традиции Полесья и Волыни заметно отличаются от поднепровских, Тарас Дмитриевич с самого начала придал своему разночинному непрофессиональному воинству характерные атрибуты. Все его нижние чины именовались «казаками» (точнее, «козаками»), офицеры тоже носили казацкие звания (сотник, хорунжий и т.д.), да и псевдоним самого атамана «Тарас Бульба» вполне красноречив. И на редкость удачен. Таким образом Боровец заставил работать на авторитет своей лесной армии не только историю Украины, но и русскую классическую литературу, хорошо известную полищукам и волынянам. И в этом – одно из проявлений его интеллекта.

 

Характерная, к слову, деталь: галичане-униаты, бывшие кадровым костяком бандеровской УПА, «пристегнули» к себе казацкую тематику только в 1947 году, из чисто конъюнктурных пропагандистских резонов (в частности, главком Шухевич приказал считать праздник Покрова Пресвятой Богородицы, особо почитавшийся на Сечи, «днемзаснування Української повстанської армії»). А всю войну даже не догадывались, что просто «отжать» у ненавистного им Боровца «раскрученный бренд» УПА слишком мало. Уж не потому ли, что дух в них изначально не казачий, не православный?.. Вот так украинскому обществу была навязана произвольная, ложная «дата создания УПА». Поэтому ее 75-летний юбилей с казенным размахом и пафосом отметили 14 октября 2017 года, тогда как надо было бы на год с лишним ранее.

 

Именно безотчетно впитанный сызмальства православный стереотип поведения, присущий Тарасу Боровцу, явился причиной того, почему в феврале-марте 1943 года он ответил категорическим отказом на требование руководителей бандеровской ОУН встать под их партийное знамя и во главе настоящей УПА принять участие в геноциде польского населения западных областей Украины. Между тем на счету головорезов из ОУН(б)-УПА(б), по самым скромным подсчетам, до ста тысяч поляков, физически уничтоженных в ходе так называемой «Волынской резни». Некоторые исследователи называют гораздо большие цифры.

 

Оцените, к примеру, такие пассажи из Открытого письма Бульбы-Боровца от 10 августа 1943 года в адрес будущих «героев Украины»: «Ваша «власть» ведет себя как обычная банда... Она сводится к варварскому истязанию беззащитных детей и женщин национальных меньшинств, выжиганию и разграблению их имущества, чем навлекает вечный позор на весь украинский народ». И еще: «Вы не имеете права выступать за всю Украину. Вам народ этого не поручал. Вы узурпировали власть. Вы сформировали не партию, ибо партия имеет программу, устав. Вы же создали подразделения боевиков. Вы взяли на вооружение фашистскую идеологию и хотите создать такое же фашистское государство. Чужда ваша идеология нашему народу и его характеру. Ваших боевиков народ боится больше, чем немецких фашистов». И таких цитат-обвинений у него предостаточно.

 

Таким образом Бульба-Боровец подписал смертный приговор своему детищу. Да и себе самому тоже. Просто длинные руки службы безопасности ОУН(б) до него, к счастью, так и не дотянулись. Зато с аутентичной УПА покончили довольно быстро. «Наши ряды постоянно несли боевые потери в руководящих кадрах. Отступая, например, с боями от преследования нашей штабной группы двумя кременецкими батальонами бандеровцев, которые принимали участие в окружении нашего штаба 18 августа 1943 г., мы имели очень много убитых и раненых козаков, – вспоминает Т. Бульба-Боровец в своих мемуарах «Армiя без держави». – Второй характерной особенностью того фатального дня стало то, что мы в спешке нагрузили всех наших убитых товарищей на один воз и стали немедленно форсировать Случь, на ее левый берег. Нас с той стороны реки взяли под мощный пулеметный обстрел «свои», бандеровцы» (стр. 268–269). Таков финал бульбовской «армии без государства». Ко всему прочему, палачи из службы безопасности ОУН(б)-УПА(б) зверски замучили жену Тараса Дмитриевича Анну Опоченскую, которая в тот роковой день попала к ним в плен. Разумеется, казенный агитпроп всячески замалчивает подобного рода исторические факты.

 

В чем основная идеологическая проблема современной постмайданной Украины? На мой взгляд, она в том, что здесь у нас реально «рулит» радикальный национализм террористического толка. То есть национализм духовно нездоровый, склонный к экстремизму, авантюрам и насилию, в том числе к масштабному, «массовидному». Причем буйным майданным тусовщикам в балаклавах и камуфляже охотно подпевают ведущие СМИ, система образования и даже некоторые политики первой величины. Не обернулось бы это однажды такой катастрофой, на фоне которой вооруженный конфликт на Донбассе покажется детской забавой.

 

Между тем национализм может быть совершенно другим. Ну хотя бы таким, каким он предстает в образе Тараса Бульбы-Боровца – человека, который имеет куда больше оснований называться героем Украины, нежели его антиподы-антагонисты из радикально-тоталитарного стана. Сложно даже представить себе, чтобы создатель УПА ставил знак равенства между федерализмом и сепаратизмом, обзывал своих оппонентов «колорадами», «ватой» и «орками», запрещал русский шансон, русские фильмы и русские книги, бомбил и расстреливал мирные поселки и города.

Сможет ли умеренный, либерально-демократический национализм прийти на смену национализму неофашистского типа – вопрос пока еще дискуссионный. Но от того, как он будет решен, на чью сторону склонится чаша весов, зависит дальнейшая судьба нашей несчастной страны. А значит, и судьба каждого из нас, ее граждан.

 

Сергей ГРИГОРЬЕВ

 

Источник Позиция

 

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
Написать комментарий
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Введите код: